Опыт примерного структурно логического и лингвистического анализа конкретного правового акта

Лекция 1. Логика и язык права

Язык – это знаковая система, выполняющая функцию формирования, хранения и передачи информации в процессе познания действительности и общения между людьми.

Комплексное изучение языка осуществляется общей теорией знаковых систем – семиотикой.

По своему происхождению языки бывают естественные и искусственные.

Естественные языки – это исторически сложившиеся в обществе звуковые (речь) и графические (письмо) знаковые системы. Они являются носителями многовековой культуры народов.

Искусственные языки – это вспомогательные знаковые системы, создаваемые на базе естественных языков для точной и экономной передачи научной и другой информации.

Юридический язык или язык права является одним из искусственных языков.

Для современной логики общепринятым искусственным языком является язык логики предикатов. Алфавит этого языка включает следующие виды знаков:

1) a, b, c, … — символы для единичных имен предметов (предметные константы);

2) x, y, z, … — символы общих имен предметов (предметные переменные);

3) P, Q, R, … — символы для обозначения свойств предметов или отношений между ними (предикатные переменные);

4) p, q, r, … — символы для обозначения высказываний (пропозициональные переменные);

5) ", $ — символы для количественной характеристики высказываний (кванторы);

" — квантор общности, он символизирует выражения: все, каждый, всякий;

$ — квантор существования, он символизирует выражения: некоторый, иногда, бывает, встречается, существует и т.п.;

6) логические связки:

& — конъюнкция (союз «и»);

Ú — дизъюнкция (союз «или»);

¬ — импликация (союз «если…, то…»);

« — эквиваленция (союз «если и только если…, то…»);

«p – отрицание («неверно, что…»).

Допустимые в языке логики предикатов выражения называются правильно построенными формулами (ППФ).

2. Основные логические законы

Логический закон – это необходимая существенная связь мыслей в процессе рассуждения.

Основными логическими законами являются законы тождества, противоречия, исключенного третьего и достаточного основания.

Первые три закона были выявлены и сформулированы древнегреческим философом Аристотелем, а закон достаточного основания – немецким философом Г.В. Лейбницем в XVIII веке.

1. Закон тождества

Сущность данного закона заключается в следующем: любая мысль в процессе рассуждения должна быть тождественна самой себе.

Обозначается это так: а есть а или а=а, где под а понимается любое понятие или p®p, где p – некоторое высказывание.

Нарушение этого закона выражается в отождествлении различных понятий и представляет собой логическую ошибку, называемую подменой понятий.

2. Закон противоречия

Два несовместимых друг с другом высказывания не могут быть одновременно истинными, одно из них должно быть ложным.

Обозначается это так: неверно, что p и одновременно истинны, где p – любое высказывание; p & =0.

3. Закон исключенного третьего

Два противоречащих высказывания не могут быть одновременно ложными, одно из них должно быть истинным.

Обозначается это так: (p или ) истинно, где p – любое высказывание;

Согласно последним двум законам, одно из двух противоречащих высказываний должно быть истинным, а другое – ложным, третьего не дано.

Источник

Опыт примерного структурно-логического и лингвистического анализа конкретного правового акта

3.4 Опыт примерного структурно-логического и лингвистического анализа конкретного правового акта.

В заключение данной главы вернемся к правовому акту, упоминавшемуся во Введении (Приложение 1). Естественно, этот акт не носит нормативного характера. Тем не менее, это официальный документ первичной формы. К сожалению, его структурно-логический и лингвистический анализ оставляет гнетущее впечатление.

М.В.Зеленов высказывает разделяемое автором работы суждение о том, что основанием видовой классификации таких документов, как постановления являются взаимоотношения органа власти с его контрагентами. Отсюда следует и соответствующий формуляр (формула). 2

Очевидно, что в данном случае взаимодействуют два совершенно неравнозначных контрагента: Законодательное Собрание Нижегородской области как законодательный орган субъекта Российской Федерации и прокурор Нижегородской области как представитель органа прокуратуры в ходе исполнения функции прокурорского контроля за соответствием областных законов федеральным.

От Собрания требуется либо удовлетворить протест прокурора, либо оставить его без удовлетворения. Во всяком случае, формула «принять к сведению» в постановляющей части совершенно неуместна. Обозначение прокурорских работников как «представителей руководства прокуратуры области» в п. 1 является юридически неграмотным в принципе.

Бросается в глаза выбор прилагательного, которым характеризуется в п. 3 Постановления рассматриваемый протест — «необоснованный». Этот эпитет не должен употребляться в таком контексте вообще. В пункте 4 используется выражение «прямо предусматривается». Употребление здесь наречия «прямо» возможно и соответствует юридической традиции различать типы отсылок, однако в данном конкретном случае является избыточным.

Указание на необходимость проведения «предварительной работы по созданию системы» в п. 5 Постановления предполагает, что такая работа еще не начата. Следовательно, нельзя говорить о том, что такой-то фактор приведет к приостановке этой работы, поскольку нельзя приостановить то, что еще не начато. Очевидно неправильное логическое построение всего пункта. Кроме того, органы ЗАГС регистрируют акты гражданского состояния не только граждан, но и других физических лиц. Употребление термина «граждане» в данном случае ведет к неоправданному ограничительному толкованию закона.

Предложение в п 2 постановляющей части органу исполнительной власти области (Правительству) «проработать вопрос» совместно с органом исполнительной власти Российской Федерации (!) (Минюстом) не только обращает на себя внимание в связи с употреблением разговорного выражения, но и тем, что, очевидно, Правительство области как вполне самостоятельный орган государственной власти само будет решать, какую организацию можно привлечь к данной работе, и привлекать ли ее вообще.

Правительство Нижегородской области не обладает правом законодательной инициативы, следовательно оно не будет вносить предложения о внесении изменений и дополнений в Закон, как постановляется далее по тексту. Таким правом обладает Губернатор и он может внести в порядке законодательной инициативы в данном случае только проект закона.

Таким образом, мы рассмотрели и исследовали понятие, виды юридической техники, состояние правового регулирования ее требований, охарактеризовали понятие «правовой акт» и привели классификацию форм правовых актов. Также мы детально проанализировали структуру правового акта с точки зрения его реквизитов, содержания и логики изложения. Нами были описаны такие приемы юридической техники, как использование юридических конструкций, терминов и дефиниций, даны рекомендации по их правильному употреблению в правовых актах. Мы также остановились на анализе лингвистической структуры текста правового акта и описали требования законодательного стиля.

Те или иные рекомендации по улучшению юридической техники в деятельности органов власти Нижегородской области были даны нами по ходу изложения работы. В заключение, наверное, стоит их суммировать и обобщить, добавив несколько рекомендаций общего характера. Итак, по нашему мнению, необходимо:

принять специализированные нормативно-правовые акты Нижегородской области, закрепляющие технико-юридические нормы. Особое внимание при составлении таких актов следует обратить на:

утверждение закрытого перечня вторичных форм правовых актов, а также перечня актов, не имеющих правового характера;

нормативное установление состава реквизитов для каждого вида правового акта, а также обязательное использование такого реквизита, как «место издания правового акта»;

обозначение реквизитов правового акта в форме, используемой при официальном обозначении правового акта;

введение либо запрет официального использования сокращенных наименований должностей;

использование исключительно словесно-цифрового способа оформления даты правового акта;

четкое нормативное установление правила определения даты закона;

усовершенствование системы нумерации правовых актов;

унификацию правил внесения изменений и дополнений в правовые акты;

создать Собрание законодательства Нижегородской области;

решить вопрос официальной публикации постановлений Законодательного Собрания и документов Губернатора;

использовать специализированные вторичные формы правовых актов только в необходимых случаях;

упорядочить использование понятийного аппарата в законах области;

при подготовке законопроектов в обязательном порядке назначать логическую экспертизу, а также более ответственно подходить к вопросам лингвистической экспертизы проектов правовых актов;

ввести спецкурс «юридическая техника» для студентов-юристов всех специализаций, а также регулярно проводить семинары по актуальным вопросам юридической техники для юристов органов государственной власти области.

Таким образом, можно заключить, что поставленные автором в начале исследования задачи решены.

Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года.

Постановление Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 года №1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации»//Собрание законодательства Российской Федерации. 1997, №33.

ГОСТ Р 6.30-97 «Унифицированная система организационно-распорядительной документации. Требования к оформлению документов». Госстандарт России, М., 1997. 19 с.

Устав Нижегородской области. Принят Законодательным Собранием Нижегородской области 18 апреля 1995 года.

Читайте также:  Что такое этап анализа в дизайне и почему он важен в каждом проекте

Закон Нижегородской области от 18 декабря 1996 года № 59-3 «О социальных гарантиях для выборных должностных лиц местного самоуправления, глав местных администраций и руководителей администраций территорий, не являющихся муниципальными образованиями».

Закон Республики Адыгея от 9 октября 1998 года №92 «О нормативных и иных правовых актах».

Закон Свердловской области от 10 марта 1999 года №4-ОЗ «О правовых актах в Свердловской области».

Закон Нижегородской области №176-З от 9 апреля 2001 года «О Правительстве Нижегородской области».

Закон Нижегородской области от 25 ноября 2002 года № 67-З «О едином налоге на вмененный доход для отдельных видов деятельности».

Постановление Законодательного Собрания Нижегородской области №196-III от 29 августа 2002 года «О протесте прокурора Нижегородской области на Закон Нижегородской области «О регистрации актов гражданского состояния на территории Нижегородской области».

Постановление Правительства Нижегородской области от 16 февраля 2002 года №24 «Об утверждении Порядка реализации программы реструктуризации долгов предприятий агропромышленного комплекса перед бюджетами всех уровней и государственными внебюджетными фондами».

Постановление Правительства Нижегородской области от 20 мая 2002 года №98 «О неотложных мерах по профилактике бешенства в Нижегородской области».

Постановление Правительства Нижегородской области, ОБЛСОВПРОФа и Объединений работодателей Нижегородской области от 18 июня 2002 года № 133/01/235-А-208 «О внесении дополнений и изменений в Соглашение между Областным советом профсоюзов, Объединениями работодателей и Правительством Нижегородской области на 2001-2003 годы».

Постановление Правительства Нижегородской области от 20 июня 2002 года №137 «Об утверждении Методики определения арендной платы за пользование объектами нежилого фонда государственной собственности Нижегородской области».

Постановление Правительства Нижегородской области от 2 декабря 2002 года №315 «Об утверждении Регламента Правительства Нижегородской области».

Распоряжение Губернатора Нижегородской области от 6 февраля 2002 года №134-р «Об утверждении образцов бланков с изображением герба Нижегородской области».
———

Апт Л.Ф. Правовые дефиниции в законодательстве//Проблемы юридической техники: Сб. статей//Под ред. д.ю.н., проф., акад. В.М.Баранова. — Нижний Новгород, 2000.

Аристотель. Политика. Соч.: В 4 т. М.: Мысль, 1983.

Баранов В.М. Систематизация и кодификация нормативно-правовых актов: Лекция. — Н.Новгород: НЮИ МВД РФ, 1998.

Большой юридический словарь//Под ред. А.Я.Сухарева, В.Е.Крутских. — 2-е изд., перераб. и доп. — М: ИНФРА-М, 2000.

Власенко Н.А. Правила законодательной техники в нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации.//Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сб. статей: В 2 т.//Под ред. д.ю.н., проф., акад. В.М.Баранова. — Нижний Новгород, 2001.

Вольтер. О законах//Избранныя страницы. — СПБ.: АОТД, 1914.

Гегель Г.В.Ф. Философия права. М.: Мысль, 1990.

Десницкий С.Е. «Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции//Русская философия второй половины XVIII века: Хрестоматия. Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1990.

Доценко Т.А. Сущность юридических конструкций//Проблемы юридической техники: Сб. статей//Под ред. д.ю.н., проф., акад. В.М.Баранова. — Нижний Новгород, 2000.

Дудко И.Г. Правовые понятия в законодательстве субъектов Российской Федерации//Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сб. статей: В 2 т./Под ред. д.ю.н., проф., акад. В.М.Баранова. — Т.1, Нижний Новгород, 2001.

Зеленов М.В. Аппарат ЦК РКП(б) — ВКП(б), цензура и историческая наука в 1920-е годы. — Н.Новгород, 2000.

Кондильяк Э.Б. Опыт о происхождении человеческих знаний//Сочинения в 3-х т. Т.1. — М.: Мысль, 1980.

Концепция развития российского законодательства в целях обеспечения единого правового пространства в России. Журнал российского права, № 6, 2002.

Керимов Д.А. Законодательная техника. Научно-методическое и учебное пособие. — М.: НОРМА, 2000.

Краткий справочник по оформлению актов Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. М.: 2001.

Лисюткин А.Б. Юридическая техника и правовые ошибки//Государство и право, № 11, 2001.

Монтескье Ш.-Л. О духе законов. М.: Госполитиздат, 1955.

Морозова Л.А. Выбор формы законодательного акта и эффективное ее использование//Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сб. статей: В 2 т./Под ред. д.ю.н., проф., акад. В.М.Баранова. — Нижний Новгород, 2001. — Т.1.

Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. — М.: «Юристъ», 2002.

Нагорная М.А. Техника определения законодательных терминов//Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сб. статей: В 2 т./Под ред. д.ю.н., проф., акад. В.М.Баранова. — Т.1, Нижний Новгород, 2001.

Нашиц А. Правотворчество. Теория и законодательная техника. М., 1974.

Общая теория права и государства: Учебник/Под ред. В.В.Лазарева. — М.: Юристъ, 2000.

Платон. Законы. Собр. соч.: В 4 т. М.: Мысль. 1994. Т. 4.

Памятники римского права: Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. М.: Зерцало, 1997.

Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации. Стенограмма выступления. М., «Известия», 2002.

Правотворческая деятельность субъектов Российской Федерации: Теория, практика, методика//Под ред. А.В.Гайды, М.Ф.Казанцева, К.В.Киселева, В.Н.Руденко. Екатеринбург: УрО РАН, 2001.

Рабец А.М. Проблемы законодательного закрепления юридических дефиниций//Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сб. статей: В 2 т./Под ред. д.ю.н., проф., акад. В.М.Баранова. — Т.1, Нижний Новгород, 2001.

Розенталь Д.Э. Практическая стилистика русского языка. — М.: АСТ-ЛТД, 1998.

Системность законодательства как фактор повышения его качества. ИГП РАН//Государство и право, № 8, 2002.

Теория государства и права: 100 экзаменационных ответов: Экспресс-справочник//Отв. ред. д.ф.н., проф. В.И.Власов. — Ростов н/Д.: МарТ, 2002.

Толстик В.А. Иерархия источников российского права: Монография. — Н.Новгород: Издательство «Общество «Интелсервис», 2002.

Туранин В.Ю. Проблема выбора оптимального способа закрепления дефиниции в законодательном тексте//Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сб. статей: В 2 т./Под ред. д.ю.н., проф., акад. В.М.Баранова. — Т.1, Нижний Новгород, 2001.

Prйcis of Procedure for the House of Commons. 4 th ed. Ottawa, Table Research Branch, 1991.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Рассмотрев протест прокурора Нижегородской области от 17 июля 2002 года № 7-13/19-2002 на Закон Нижегородской области от 10 января 1999 года № 25-З «О регистрации актов гражданского состояния на территории Нижегородской области», Законодательное Собрание области отмечает:

Указанный Закон области рассматривался на заседаниях Законодательного Собрания области в трех чтениях с участием представителей руководства прокуратуры области, и ни по одной из норм Закона как при его принятии, так и в течение трех с половиной лет его действия возражений и замечаний ими не было высказано.

Федеральный закон «Об актах гражданского состояния», во исполнение которого был принят Закон Нижегородской области, не содержит запрета на наделение органов местного самоуправления государственными полномочиями по регистрации актов гражданского состояния.

По заключению Главного управления Министерства юстиции по Нижегородской области, уполномоченного Президентом и Правительством Российской Федерации осуществлять правовую экспертизу нормативных правовых актов органов государственной власти области, этот Закон области не противоречит действующему законодательству, а протест прокурора области является необоснованным.

На октябрь 2002 года Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации намечено рассмотрение во втором чтении проекта федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об актах гражданского состояния», которым прямо предусматривается наделение органов местного самоуправления государственными полномочиями по регистрации актов гражданского состояния.

Признание Закона Нижегородской области «О регистрации актов гражданского состояния на территории Нижегородской области» утратившим силу без проведения предварительной работы по созданию системы государственных органов регистрации актов гражданского состояния может привести к приостановке этой работы и, следовательно, к нарушению прав граждан.

В связи с изложенным Законодательное Собрание области постановляет:

Протест прокурора Нижегородской области от 17 июля 2002 года № 7-13/19-2002 на Закон Нижегородской области от 10 января 1999 года № 25-З «О регистрации актов гражданского состояния на территории Нижегородской области» принять к сведению.

Правительству Нижегородской области проработать данный вопрос с Министерством юстиции Российской Федерации, к ведению которого относится работа ЗАГСа, и внести на рассмотрение Законодательного Собрания области предложения о внесении изменений и дополнений в указанный Закон Нижегородской области.

Источник



Лекция №2. ЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЯЗЫКА

Понятие языка как знаковой информационной системы. Функции языка. Основные семиотические аспекты языка: синтаксический, семантический и прагматический. Виды знаков. Естественные и искусственные языки. Смысл и значение языкового выражения.

Язык— это знаковая информационная система, выполняющая функцию формирования, хранения и передачи информации в процессе познания действительности и общения между людьми.

При логическом анализе язык рассматривается как знаковая система. Что такое знак?

Читайте также:  Методы анализа использования основных производственных фондов

Знакэто материальный объект, используемый в процессе познания или общения в качестве представителя какого- либо объекта.

Выделяются знаки следующих типов: 1) знаки-индексы, 2) знаки-образы, 3) знаки-символы.

Знаки-индексы связаны с представляемыми ими объектами как причинно-следственная связь. Так, дым говорит о наличии огня, повышенная температура человека – о его заболевании, изменение высоты ртутного столба – об изменении атмосферного давления и пр.

Знаки-образы, это те знаки, которые сами по себе несут информацию о представляемых ими объектах, т.е. имеют сходство с обозначаемыми предметами. Это копии документов, дактилоскопические отпечатки пальцев, фотоснимки, карта местности и пр.

Знаки-символы не имеют сходства с обозначаемыми предметами. Например, нотные знаки, буквы в алфавитах национальных языков и пр. Логика занимается знаками- символами.

Множество исходный знаков языка составляет его алфавит. Комплексное изучение языка осуществляется общей теорией знаковых систем – семиотикой, которая анализирует язык в трех аспектах – синтаксическом, семантическом и прагматическом.

Синтаксисэто раздел семиотики, в котором исследуются отношения между самими знаками (правила построения и преобразования выражений языка и т.д.).

Семантика – это раздел семиотики, в котором исследуются отношения знаков к представляемым ими объектам.

Прагматика – это раздел семиотики, который изучает отношение человека к знакам, а также отношение между людьми в процессе знакового общения.

Следует отметить, что в последнее время все больше сторонников подхода, согласно которому, следует исключить прагматический подход из области точных наук. Но это не всегда выполнимо. Например, треугольник в геометрии. Основание, как правило, внизу. А если нарисовать наоборот? На это, кстати, обратил внимание Гильберт в работе «Основания геометрии». Или возьмем два луча, которые образуют угол? Их (углов) может быть несколько. Какой мы должны считать основным? Видите, без прагматического подхода не обойтись.

Знаки имеют предметные и смысловые значения. Или, проще говоря, значение и смысл. Значениеэто тот объект, который представляется или обозначается. Смыслэто характеристика объекта, информация об этом объекте, позволяющая отличить его от других объектов. Отношение между смыслом, объектом и значением следующее:

Объект – смысл – значение. Другими словами, при определении значения, мы не должны думать, а должны сразу указать, назвать, показать на предмет. А при определении смысла, наоборот, должны думать. Луна. Что есть значение этого слова, и что есть смысл его? ( Значение – самый яркий объект ночного неба. Смысл – естественный спутник Земли).

Источник

6. Язык права

Если в естественном языке ситуация наличии многозначных, неточных и непонятных высказываний является вполне допустимой, то в специализированных языках наук пытаются предотвратить их возникновение и существование. Однозначность, усність и точность — это три требования, предъявляемые к языку любой науки, в частности к языку права.

Неопределенность правовой терминологии в большинстве случаев как практической, так и теоретической деятельности правоведа может привести к нежелательным результатам. Поэтому речь права содержит, как правило, такую терминологию, которая соответствует вышеуказанным требованиям.

Так, например, в судопроизводстве всегда нужно знать, подпадают ли действия человека под ту или иную статью закона. От этого знания напрямую зависит жизнь и судьба человека, определения ее виновности или невиновности. В связи с этим в правовых кодексах пытаются однозначно, четко и ясно зафиксировать терминологию, которая используется в судопроизводстве. В частности, стараются четко указать, какие именно действия подпадают под определение «преступления», «кражи», «спекуляции», «хулиганства» и т.д.

Однако надо отметить, что в праве также существуют термины, которые можно охарактеризовать как многозначные, нечеткие или неясные.

Приведем несколько примеров.

В современной литературе по сравнительному правоведению относительно термина «общее право» отмечается, что термин «общее право», как сейчас выясняется, неоднозначный. Часто под этим термином понимают право англо-американской правовой семьи в целом. Кроме того, этот термин охотно противопоставляют термину «гражданское право*, под которым понимают правовую систему стран континентальной Европы, что находится под сильным влиянием источников римского права, и родственные правовые системы. Под «общим правом» в узком смысле этого слова понимают только право английских королевских судов. Его следует отличать, с одной стороны, от «уставного» права, формируется законодательными актами английского парламента, а с другой стороны — от права справедливости». 1

В уголовно-правовой литературе относительно термина «состав преступления” существует целый ряд спорных вопросов. Одно из них касается его предметного значения, т.е. определение того, какое реальное явление обозначает это выражение.

Так, существует точка зрения, что этот термин обозначает законодательную модель преступления, содержащий совокупность юридических признаков, которые характеризуют отдельные элементы преступления и в совокупности образуют его состав.

Сторонники другой точки зрения считают, что термин «состав преступления» обозначает социально-правовое явление, факт реальной жизни.

Еще по одной точкой зрения это выражение обозначает сугубо теоретическую конструкцию, научную абстракцию, которую почти каждый автор, который затрагивает проблемы состава преступления, понимает и толкует по-своему. 2

В уголовно-правовой литературе термин «квалификация* может приобретать разнообразных смысловых значений. Он применяется: «1) как одноразовая правовая оценка содеянного, заключается в выборе соответствующей нормы и фиксации принятого решения в официальном юридическом акте (судебных, следственных и прокурорских органов); 2) как процесс, направленный на установление юридической природы совершенного преступления.

Квалификацию можно также определить иначе — как установление признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законом, действия (бездействия) лица и констатацию тождества признаков совершенного деяния состава соответствующего преступления»>

Наличие в языке права многозначных, нечетких и неясных терминов нельзя однозначно считать ее недостатком. Право — это не стала наука, а наука, развивается. ее развитие может сопровождаться неопределенностью терминологии. Однако, применяя подобные термины в процессах дискуссий, споров, в научной деятельности, юрист должен учитывать их неопределенность и оговаривать значение, в котором он их применяет, для того, чтобы избежать критических замечаний или недоразумений.

Творческая активность профессионального (правового) мышления юристов заключается в создании особого языка как знаковой системы (системы языковых выражений), которая служит средством выражения мыслей, средством профессионального общения, средством передачи профессиональной информации (знания). Эта языковая система состоит из специальных юридических терминов, которые имеют личный правовой смысл и которые объединяются между собой в высказывания по правилам синтаксиса определенного естественного языка. Эта семантическая система называется языком права или юридическим языком.

Язык права конкретизируется в таких формах работы, как язык юридической науки (общей и специальных теорий права), язык законодательства, язык судопроизводства, язык нормативно-правовых актов и др.

В рамках этой семантической системы можно определить следующие семантические категории: высказывания, имена (общие, единичные, абстрактные, конкретные), юридические термины («право», «юридический закон», «законность», «правопорядок», «правонарушение», «преступление», «наказание» и т.д.), которые имеют личный смысл и предметное значение. Все юридические термины с точки зрения семиотики являются знаками, языковыми выражениями, которые обозначают определенный правовой объект.

Референция юридических терминов, то есть соотношение термина с объектом связана: а) с определением их личного смысла; б) с точным указанием предмета (денотата), который обозначается данным термином.

Денотатом для юридических терминов будут: а) субъекты права, носители юридических свойств (физические лица, социальные группы, государственные и негосударственные объединения); б) правоотношение; в) правомерное или неправомерное поведение людей; г) уровень правосознания, куда включается правовая идеология и правовая психология; д) правовая (юридическая) наука, которая обобщает государственно-правовые явления; е) объективное позитивное право, то есть система юридических норм, которые устанавливаются государством.

Ситуация соотношение юридических терминов (языковых знаков) и денотата (предмета, который обозначается данным термином) называется знаковой ситуацией. Например, юридический термин «преступник» (или общее и конкретное имя) соотносится с человеком лицом «х»), которая имеет личное имя (фамилия, имя, отчество) и которая сделала определенное действие, скажем, кражу индивидуального имущества у гражданина «в».

Прагматический аспект данной знаковой ситуации означает использование языка права (семантической системы, построенной по правилам синтаксиса) как средства адекватного и точного указания денотату в конкретных условиях.

Логический анализ языка права предполагает определение:

а) структурных уровней языка;

б) ее специфики как средства выражения мыслей и средства передачи информации;

в) ее возможностей для создания определенных знаково-символических моделей в различных отраслях права.

Язык права или юридическое речь с точки зрения логики различается по следующим характеристикам:

Читайте также:  Аспекты анализа предметной области

теоретическая речь (язык юридических теорий, язык юридических законов);

эмпирическая язык (прикладная речь), то есть, речь правового анализа, правоприменения, речь толкования и др.;

объектный уровень языка права или объектный язык — это система знаков и символов естественного и искусственного (формализованного) языка, которые представляют и отражают реальные объекты (предметы, явления, процессы), которые исследуют (познают) юристы в процессе правовой деятельности.

метауровень (метаязык), то есть система символов и знаков, которые используются для анализа самого языка, в том числе объектного языка. Например, такие юридические термины, как «право», «правоотношение», «правопорядок», «закон», «законность» и т.п. относятся к объектного уровня языка права, а высказывания: «Слово «право» состоит из пяти букв» — к метарівня. Естественная речь, которая является средством мышления и познания для людей, часто выполняет функцию «метамови» по отношению к формализованной языка. Соответственно, специальный язык права, которая относится к естественного языка, может быть использована как метаязык по отношению к формализованной языка права (при использовании языка кодов, знаков дорожного движения, языки программирования), языки логики и математики в правовой деятельности, когда речь права берется как знаково-символическое средство указания и анализа использования формализованного языка в правовом познании.

ОСНОВНЫЕ ТЕРМИНЫ:

♦ виды знаков: иконические знаки, знаки-символы, знаки индексы

♦ структура знакового процесса: знаковое средство, значение, интерпретатор, интерпретанта

♦ структура значения знака: предметное значение, смысловое значение

♦ измерения знакового процесса: синтаксический, семантический, прагматический

♦ разделы семиотики: синтактика, семантика, прагматика

♦ разделы логической семиотики: логический синтаксис, логическая семантика, логическая прагматика

Источник

ГЛАВА 3. ЛОГИКА И ЯЗЫК ПРАВА

Посредством языка происходит переработка чувственных данных, осознание специфики тех или иных предметов, выделение их сходств и различий, выявление и обобщение их связей и отношений с другими предметами. Познание человеком окружающего мира с помощью языка называют ступенью абстрактного мышления.

Язык это знаковая система с функцией формирования, хранения и передачи информации в процессе познания и общения между людьми.

Основным строительным материалом при конструировании языка выступают используемые в нем знаки. Знак – это любой чувственно воспринимаемый предмет, выступающий представителем другого предмета. Комплексное изучение языка осуществляется общей теорией знаковых систем – семиотикой. Она анализирует язык в синтаксическом, семантическом и прагматическом аспектах.

Синтаксис – это раздел семиотики, изучающий структуру языка: способы образования, преобразования и связи между знаками. Семантика занимается проблемой интерпретации, т.е. анализом отношений между знаками и обозначаемыми объектами. Прагматика анализирует коммуникативную функцию языка – эмоциональные, психологические, эстетические, экономические и другие отношения носителя языка к самому языку.

По происхождению языки бывают естественными, искусственными и смешанными. Естественные языки – это исторически сложившиеся в обществе звуковые (речь) графические (письмо) информационные знаковые системы, возникшие для закрепления и передачи накопленной информации в процессе общения между людьми. Искусственные языки – это вспомогательные знаковые системы, создаваемые на базе естественных языков для точной и экономной передачи информации. Они широко используются в современной науке и технике, в том числе логикой.

3.1. Язык логики

Подобно тому, как умение говорить существовало еще задолго до грамматики, так и искусство правильно мыслить существовало до возникновения науки логики. Однако стихийно сложившиеся навыки логического мышления и научная теория такого мышления, совсем разные вещи. Логическая теория высказывает о человеческом мышлении, на первый взгляд, необычным и без необходимости усложненным способом. Основное содержание логики формулируется на искусственном языке.

Логика использует искусственные языки для анализа мыслительных структур – язык логики высказываний (ЯЛВ) и язык логики предикатов (ЯЛП). Основной семантической (смысловой) категорией языка логики предикатов является понятие имени.Имя – это выражение языка, обозначающее отдельный предмет, совокупность сходных предметов или свойства, отношения и т. п. Имя имеет предметное значение (денотат) и смысловое значение (концепт), но оно обозначает объекты только через смысл, а не непосредственно.

Отношение между именем, смыслом и объектом следующее: Имя → смысл (концепт) → объект (денотат). Языковое выражение, не имеющее смысла, не может быть именем. Имя можно определить по его роли в структуре предложения. Выражение языка является именем в простом предложении «Sесть Р», где Sподлежащее, Рсказуемое.

Имена предметовS (субъект) обозначают единичные предметы, явления, события или их множества.

Имена признаковР (предикат) обозначающие качества, свойства, отношения.

Алфавит языка логики предикатов:

а, Ь, с, . – символы единичных имен предметов (предметные постоянные, или константы);

х, у, z, . – символы общих имен предметов (предметными переменными);

Р 1 , Q 1 , R 1 , … – символы предикатов (предикатные переменные);

р, q, г, . – символы высказываний (пропозициональные переменные).

Символы количественной характеристики высказываний:

– квантор общности (все, каждый, всякий, всегда и т.п.);

– квантор существования (некоторый, иногда, встречается, т.п.).

Логические связки:

/\ – конъюнкция (союз «и»);

\/ – дизъюнкция (союз «или»);

→ – импликация (союз «если. то. »);

↔ – эквиваленция (союз «если и только если. то. »);

┐ – отрицание («неверно, что. »);

(,) – левая и правая скобки (технические знаки языка).

Язык права

Смешанные языки, составленные на основе естественного языка, дополняются символикой и условными обозначениями. К числу смешанных языков относят специфичный «язык права»– особая область отношений, регулируемых правом (правоотношения). Специфика языка права заключается в единообразии терминов, которые должны употребляться разными людьми в различных случаях и ситуациях. Такие термины называются юридическими.

Например, в обыденной жизни мы можем употребить выражение: «Петров – коренной москвич». Слова «коренной москвич» разными людьми понимается по-разному. Одни считают коренными всех, кто родился в Москве, другие только тех, у кого родители были москвичами, третьи – тех, кто много лет прожил в Москве. Такая неопределенность обыденного языка неприемлема при решении правовых вопросов. Чтобы избежать неопределенностей, взамен обычных слов вводят юридические термины посредством определений: «Коренной москвич – это человек, который прожил в Москве 40 лет».

Можно выделить два основных способа введения юридических терминов. Первый – посредством выделения одного из смыслов, в которых выражение употребляется в естественном языке, как в указанном примере. Другой – в придании выражению дополнительного смысла по сравнению с общепринятым. Например, «совершенным впервые является преступление, если оно совершено фактически первый раз, или истек срок давности привлечения за предыдущее преступление, или судимость снята или погашена». В этом случае сфера приложения термина расширяется.

Язык права подчиняется трем нормативным принципам: предметности, однозначности, взаимозаменимости. Согласно принципу предметности в высказываниях должно утверждаться или отрицаться нечто о значениях понятий, входящих в предложения, а не о самих понятиях. Согласно принципу однозначности понятие должно обозначать только один предмет, если оно единичное. Если понятие общее, то оно должно обозначать предметы одного класса. Согласно принципу взаимозаменимости сложное понятие можно заменить другим понятием с тем же значением. Однако значение полученного в результате такой замены понятия должно быть таким же, как и значение исходного сложного понятия.

В качестве юридических терминов используются некоторые разговорные слова: попрошайничество, оговор, деяние, сокрытие, отобрание, недонесение, вменение и др. Большинство многозначных слов обозначает особые юридические понятия.

Например, возбудить – начать производство уголовного дела; склонить – заставить совершить преступление; смягчить – сделать наказание менее суровым и строгим; погашение – прекращение срока судимости; привод – принудительное доставление кого-либо в органы расследования; показать – дать показания при допросе; эпизод– часть преступных действий.

В языке права много терминов, имеющих особое юридическое значение – кодекс, показания, приговор, алиби, улика, конфискация и др. Наблюдаются своеобразные словосочетания, не употребляемые за пределами правовой сферы общения.

Например, применить меры, противная сторона, виновная связь, добросовестное заблуждение, применение давности, увольнение от должности, осудить к лишению свободы и др. В речи юриста много готовых стандартных выражений: рассмотрев материалы дела, вменить в вину, заключить сделку, возместить ущерб, из хулиганских побуждений и т. п.

Язык логики и язык права имеют большое значение для решения всего спектра юридических задач, регулирования трудовых, имущественных и иных отношений, социальной и правовой защиты граждан и т.п.

Источник

Adblock
detector