Метафизическая тема в статьях Юрия Мандельштама

Метафизическая тема в статьях Юрия Мандельштама

Статья раскрывает основное направление литературы первой волны эмиграции, опираясь на работы поэта и литературного критика Юрия Владимировича Мандельштама. Здесь рассматриваются причины возникновения нового направления и метафизический подход к творчеству прозаиков русской диаспоры, основанный на современных философских учениях. Именно тема духовного развития четко прослеживается почти во всех статьях Юрия Мандельштама, что дает нам возможность лучше понять ту «метафизическую атмосферу», которая царила в эмигрантской литературе 1920-1930-х годов.

Ю. Мандельштам, метафизика, онтология, литература первой волны эмиграции, философские учения 1920-1930-х годов, религиозное прозрение.

Елена ДУБРОВИНА, поэт, прозаик, эссеист, литературовед, переводчик, автор девяти книг на русском и английском языках, включая двуязычную антологию «Russian Poetry in Exile. A Bilingual Anthology», а также автор-составитель готовящегося к печати собрания сочинений Юрия Мандельштама в 3 томах. Печатается в русскоязычной и англоязычной периодике. Главный редактор американских журналов «Зарубежная Россия: Russia Abroad Past and Present» и «Поэзия: Russian Poetry Past and Present» (Charles Schlacks, Publisher). Email: yelena_dubrovin@yahoo.com.

[*] Настоящая подборка представляет подготовленное к печати издание: [Мандельштам 2018].

Легкого пути у литераторов русской диаспоры не было. Из послереволюционной, разрушенной России, спасая свое искусство, многие из них направлялись в центр европейской культуры — Париж. По статистике, с 1917-го по 1922 год из России удалось уехать более чем миллиону человек. Юрий Мандельштам в статье «Письмо молодому поэту» подчеркивал, что «поэт не имеет права выбирать легкий путь, ибо только труднейший — правильный и праведный» [Мандельштам. Письмо…].

Для эмигрантского писателя встал вопрос выживания на чужой земле, и каждый решал его по-своему, обращаясь к собственной совести. Недаром поэт Юнг назвал это поколение поколением «обнаженной совести». В изгнании оказалась значительная часть интеллектуальной элиты России. Покидая страну, русская интеллигенция спасала не только себя, она спасала творческую свободу, увозила с собой творческие традиции Серебряного века, сознательно или бессознательно сохраняя русскую культуру. Вырваны корни, под ногами зыбкая чужая земля — неприветливая, не распахивающая объятий, но открывающая черную пасть нужды и лишений. В 1939 году в статье «Конец Зарубежья», напечатанной в «Современных записках», Ю. Рапопорт писал:

Покинув родную землю, беглецы вовсе не считали, что покинули родное государство: они унесли его с собой. Русские на чужбине — не разрозненные толпы, но некоторое единство, символически представляющее весь русский народ и образующее государство без территории — Зарубежье [Рапопорт: 374].

За границей оказались многие выдающиеся литераторы, которые сейчас известны в России. Однако еще остаются в забвении имена многих поэтов и прозаиков, достойных нашей памяти. Возможно, когда-нибудь и их вклад в мировую литературу будет оценен по достоинству. «…Понятие творчества в эмиграции искажено не было, духовная энергия на чужой земле не иссякла и когда-нибудь сама собой включится в наше вечное, общее русское дело», — писал Г. Адамович в книге «Одиночество и свобода» [Адамович 1955: 11].

Имя Юрия Владимировича Мандельштама, поэта, журналиста и литературного критика первой волны эмиграции, в России забыто, хотя вклад его в русскую литературу несомненен. В 1920 году, в 12-летнем возрасте Юрий Мандельштам покинул страну своего детства с мечтой когда-нибудь снова туда вернуться. Но судьба распорядилась иначе. Поселившись в Париже, Юрий окончил русскую гимназию с серебряной медалью, одним из первых в потоке — Сорбонну и полностью посвятил свою жизнь русской литературе. Юрий Мандельштам свободно владел пятью иностранными языками и публиковал свои критические статьи в русских и французских периодических изданиях. С 1939 года, после смерти В. Ходасевича, он заменил его на посту главного редактора критического отдела «Возрождения», наиболее популярной газеты русского Парижа. Но литературная жизнь его прервалась с вторжением немецких захватчиков во Францию. Юрий Владимирович Мандельштам погиб в Освенциме в 1943 году, через неделю после своего 35-летия.

Только в одной русской зарубежной периодике он опубликовал более 400 статей, где основное внимание обращал на поиск новых форм в литературе, на развитие метафизической темы, ибо его главная задача была в исследовании сокрытых душевных процессов, отразившихся в литературе того периода, а также в том, чтобы проследить связь между произведениями автора и его душевной и духовной жизнью и, самое главное, дать читателю почувствовать характер той эпохи и описать состояние героев с точки зрения метафизического и антологического подхода.

Юрий Мандельштам ясно понимал, что драма человеческая в огромном чужом мире, жизнь в постоянной нужде, отсутствие читателя, родной почвы обостряли восприятие мира и взаимоотношения человека с человеком. Изолированность, одиночество, горе, потери, оторванность от родины заставляли эмигрантских писателей глубже всматриваться в себя, анализировать свое мироощущение. Личная драма Юрия Мандельштама — смерть от туберкулеза молодой жены, Людмилы Стравинской, дочери Игоря Стравинского, — заставила его переосмыслить и свой собственный духовный путь, глубже понять движение души от неверия в высшие духовные силы — к Богу. В одном из своих стихотворений он признается:

Хор за стеною пел

Знал я сомненье и медленный страх.

Боже, прости мне, что темной тропою

Я не решался идти за Тобою!

В такой момент душевных и духовных исканий новые философские учения открыли Юрию Мандельштаму глаза на тот подход к литературному творчеству, который был ему близок, ибо каждое рассматриваемое им произведение служило ему иллюстрацией принятой им философии. Особенно отмечал он в своих статьях путь героя к религиозному прозрению, так как через постепенное духовное созревание, религиозное искание герой в конечном итоге должен прийти к религии. Новые литературные формы, считал он, могут появиться лишь при новом восприятии мира и себя.

В статье «Вымышленные воспоминания» Юрий Мандельштам поддерживает точку зрения французского писателя Дюамеля о том, что цель человеческой правды — преображение жизни в свете высших духовных ценностей. И только духовное прозрение выведет человека из мрака к свету, Богу и Истине. Духовные и житейские волнения, считает Юрий Мандельштам, должны привести к религии, ибо «естественное разрешение духовных конфликтов обращено к вере» [Мандельштам 1934: 5-6].

Неоднократно употребляет в своих статьях Юрий Мандельштам термин «онтологизм», непосредственно связанный с понятием метафизики. Согласно онтологизму, сознание человека находится внутри бытия, и приобретение знаний идет через интуитивное познание Бога. Через мистический и религиозный опыт человек может установить связь с Богом и найти свою Истину и Правду. Николай Бердяев утверждал в своих писаниях, что личность существует только в том случае, если есть Бог, а Истина — это освещение тьмы.

С такой же особой меркой подходил Юрий Владимирович и к литературному творчеству своих современников. Значимость метафизической темы в литературе того времени, не только русской эмигрантской, но и французской, была для него неоспорима.

У эмиграции есть — в принципе, конечно (но не слишком ли мы забываем о принципе?), — свое духовное дело, своя культурная и, в каком-то смысле, даже религиозная миссия, своя метафизическая тема. Не случайно эмигрантская литература столько говорит о чувстве одиночества человека в мире, о пребывании в безвоздушном пространстве [Мандельштам. «Отрыв» …].

Если рассматривать литературу как духовное творчество, то творческое восприятие и познание мира и искусства, внимательное всматривание в душу человека и слияние ее с божественным началом стали основной темой писателя-эмигранта. Задача писателя, считал Юрий Мандельштам, — прикоснуться к духовности, убедить себя самого и других в своей причастности к ней, сделать читателя сопереживателем своих духовных поисков и страданий. Душа писателя должна как бы слиться с душой читателя, найти общую точку сопереживания и взаимопонимания, то есть из души единичной стать душой мировой, приобщенной к божественному.

Важно отметить, что «духовное беспокойство», духовный путь и рост героев романа для Юрия Мандельштама были ближе, чем занимательная канва произведения. Так, например, он отмечает, что в романах Бориса Зайцева «духовные и житейские волнения его героев приводят почти всех их к религии» [Мандельштам. Дом…]. Критика привлекает герой романа, «тревожимый религиозными и мистическими откровениями». Говоря о героине романа Надежды Городецкой[1] «Дети в изгнании», Мандельштам пишет: «После любовных разочарований и неудачи общественной она обращается к вере, хотя и почти бессознательно. Ее духовный путь обрисован Городецкой, пожалуй, убедительнее всего» [Мандельштам. Дети…]. Естественное разрешение духовных конфликтов, считал он, — обращение к вере.

Однако, попав в новые, непривычные для себя условия, окунувшись в мир нищеты, каждодневной борьбы за выживание, русская интеллигенция часто воспринимала эмиграцию в искаженном виде. Г. Адамович отмечает, что в своих романах Г. Газданов изображает «годы своего ночного шоферства в Париже, блуждания по городу, встречи с чудаками и пьяницами, беседы с людьми, ночью живущими, а днем спящими: мир причудливый и совсем особый…» [Адамович 1939]. Или взять, к примеру, высказывания Г. Иванова в «Распаде атома» о том, что духовная жизнь кончилась, перегорела в этом распавшемся атоме, человеке: «…огромная духовная жизнь разрастается и перегорает в атоме, человеке, внешне ничем не замечательном, но избранном, единственном, неповторимом». Искание Бога кончается стойким чувством — Он оставил человека наедине с собой, и умирает в душе гармония:

Так болезненно отмирает в душе гармония. Может быть, когда она совсем отомрет, отвалится, как присохшая болячка, душе станет снова первобытно-легко. Но переход медлен и мучителен. Душе страшно.

Источник

Юрий Мандельштам

Юрий Владимирович Мандельштам родился 25 сентября (8 октября) 1908 года в Москве.

В 1920 году, когда Юрию было 12 лет, родители увезли его из послереволюционной России. Семья поселилась в Париже. В 1925 году Мандельштам окончил русскую гимназию. Высшее образование он получил в Сорбонне, где изучал французскую и русскую литературы, современную и средневековую историю. В 1929 году он получил диплом по современной истории и русской литературе.

По воспоминаниям современников, Юрий Мандельштам был человеком высокообразованным, прекрасно владел русским, французским, немецким и английским языками. Ещё будучи в гимназии, он читал в подлинниках классику на языке оригиналов. После смерти Ходасевича с 1939-го возглавил критический отдел газеты «Возрождение». Входил в поэтические объединения «Круг» и «Перекрёсток», активно выступал в парижской периодической печати со стихами и литературно-критическим статьями (в том числе и на французском языке). Был женат на старшей дочери Игоря Стравинского, Людмиле (Мики Стравинской).

Арестован 10 марта 1942 года, отправлен в концлагерь Дранси, в июле 1943 года перевезён в подразделение концлагеря Освенцим (Яворжно, Польша), где и погиб 15 октября 1943 года.

При жизни опубликован сборник критических статей «Искатели» (1938) и сборники стихов «Остров» (1930), «Верность» (1932), «Третий час» (1935). Посмертно опубликован сборник «Годы» (1950), составленный ещё им самим. В Шанхае вышел сборник статей «Искатели» (1938). Полное собрание стихотворений опубликовано в 1990 году в Гааге.

Письмо Юрия Мандельштама Игорю Стравинскому

Дорогой Игорь Фёдорович,

Сегодня послал вам номер «Современных записок» с моими стихами памяти Микушки. Я с тех пор написал ещё одно о том же. Прилагаю его в конце письма. Давно не писал вам. Надеюсь, что вы не сердитесь за это. Мне так трудно иногда после всех моих письменных упражнений снова взяться за перо и бумагу. Но вспоминаю вас всех непрерывно. Последние дни много думал о Милене 1 . Как она? Как её здоровье? Но отсутствие сведений иногда беспокоит. Тем более, что перед отъездом Макивели обещала черкнуть мне, когда будет в Швейцарии, но до сих пор не написала. Мне пришло в голову, что она осталась в Sancellemoz 2 , а значит, Милене не лучше. Надеюсь, что я ошибаюсь. Передайте Милене мой самый дружеский, братский привет.

Читайте также:  Преимущества методов ЭГ

А как вы, Игорь Фёдорович? И не только физически, но и морально? Глупо, может быть, задавать этот вопрос в этом страшном году. Слишком хорошо знаю, что горе не проходит, но уходит в глубину, где даже даёт иногда какое-то странное утешение, чувство незыблемости, близости такой, что уже ничто в жизни, чтобы ни произошло, её не разрушит. Правда, иногда просто пустота страшная – с этим труднее всего.

Очень мне тяжело, что я до сих пор не вижу возможности поехать к Китиньке. Надеюсь, что книга о Лермонтове с моим участием даст мне эту возможность осенью – в конце сентября или октября. Открытки из Leysin 3 , а иногда и письма получаю аккуратно. Но чем дальше, тем больнее отсутствие Китиньки. Бывают дни, когда я действительно ни о чём другом не способен думать.

Работаю всё же очень много, и, кажется, довольно прилично. Материальных улучшений пока никаких (лишь увеличение числа страниц). Пишу пока, так как Гукасов 4 отложил решение вопроса. Всё-таки хам невиданный. Морально я очень выиграл – в литературных кругах я стал bête noire 5 , т.е. буквально заменил Ходасевича. Это, в каком-то смысле, лучше, чем быть любимцем, да и при моей непримиримости роль любимца мне не подходит. Неприятно, что многие стали со мной любезничать – терпеть этого не могу.

Всё время думаю, как бы Мика к этому отнеслась. Радовалась бы, вероятно, за меня – хотя и в грустных условиях, но всё же это успех. Вообще «поправка на Мику» – моя постоянная мысль. Вот вышел последний том «Jeunez Filles» 6 Монтерлана – как его ждала Мика! Недавно нового успеха на службе добился Феерчак (выбивается в большие люди) – и опять мысль, как бы за него порадовалась Мика, ведь она его очень любила.

Мои родители более или менее здоровы. У них что-то вроде ревматизма. Они оба часто вас вспоминают, шлют вам привет. Кланяйтесь от меня Денис 7 и Феде 8 и Макивели, если она с вами. Светик 9 , наверно, давно на юге.

Источник



Особенности лирики О. Мандельштама

Знаменитый и многими любимый Осип Эмильевич Мандельштам принадлежал к плеяде блистательных поэтов Серебряного века. Его оригинальная высокая лирика стала весомым вкладом в русскую поэзию XX века, а трагическая судьба до сих пор не оставляет равнодушными почитателей его творчества.

Ранние стихи поэта

Мандельштам начал писать стихи в 14 лет, хотя родители не одобряли этого занятия. Он получил блестящее образование, знал иностранные языки, увлекался музыкой и философией. Будущий поэт считал искусство самым главным в жизни, у него сформировались свои понятия о прекрасном и возвышенном.

Для ранней лирики Мандельштама характерны раздумья над смыслом жизни и пессимизм:

Неутомимый маятник качается

И хочет быть моей судьбой.

Первые опубликованные стихотворения имели названия «Невыразимая печаль…», «Дано мне тело – что мне делать с ним…», «Медлительный снежный улей…». Их темой была иллюзорность действительности.

Ахматова, познакомившись с творчеством молодого поэта, спрашивала: «Кто укажет, откуда донеслась до нас эта новая божественная гармония, которую называют стихами Осипа Мандельштама?».

Вслед за Тютчевым поэт вводил в стихи образы сна, хаоса, одинокого голоса среди пустоты пространств, космоса и бушующего моря.

Начал Мандельштам с увлечения символизмом. В стихах этого периода он утверждал, что музыка – это первооснова всего живого. Его стихи были музыкальными, он часто создавал музыкальные образы, обращался к творчеству композиторов Баха, Глюка, Моцарта, Бетховена и других.

Образы его стихов были еще нечеткими, автор словно хотел уйти в мир поэзии. Он писал:

«Неужели я настоящий,

И действительно смерть придет?»

Знакомство с акмеистами меняет тональность и содержание лирики Мандельштама. В статье «Утро акмеизма» он писал, что считает слово камнем, который акмеисты кладут в основу здания нового литературного направления. Свой первый сборник стихов он так и назвал – «Камень». Мандельштам пишет, что поэт должен быть зодчим, архитектором в стихах.

Это интересно: Стихотворение «Тучи» Лермонтов – анализ произведения.

Зрелая лирика Мандельштама

С течением времени у Мандельштама изменились тематика, образный строй, стиль и колорит стихов. Образы стали предметными, зримыми и вещественными. Поэт размышляет о философской сути камня, глины, дерева, яблока, хлеба. Он наделяет весом, тяжестью предметы, ищет в камне философско-мистический смысл.

В его творчестве часто встречаются образы архитектуры. Говорят, что архитектура – это застывшая музыка. Мандельштам доказывает это своими стихами, которые завораживают красотой линий и глубиной мысли. Поражают его стихи о Соборе Парижской Богоматери, об Адмиралтействе, о Софийском соборе в Константинополе, об Айя-Софии, об Успенском храме Кремля в Москве и Казанском соборе в Петербурге и многих других шедеврах архитектуры.

Поэт в них размышляет о времени, о победе изящного над грубым, света над тьмой. В его стихах ассоциативность образов и импрессионизм письма. Ценность этих стихотворений в их философском и историко-культурном содержании. Мандельштама можно назвать певцом цивилизации:

Природа – тот же Рим и отразилась в нем.

Мы видим образы его гражданской мощи

В прозрачном воздухе, как в цирке голубом,

На форуме полей и в колоннаде рощи.

Поэт пытался осмыслить историю цивилизаций и народов как единый, бесконечный процесс.

Так же талантливо Мандельштам описывал мир природы в стихотворениях «Раковина», «Есть иволги в лесах, и гласных долгота…» и других:

Звук осторожный и глухой

Плода, сорвавшегося с древа,

Среди немолчного напева

Глубокой тишины лесной…

В стихах поэта замедленный ритм, строгость в отборе слов, что придает каждому произведению торжественность звучания. В этом проявляется уважение и почтение ко всему, что создано людьми и природой.

В высокой книжной поэзии Мандельштама много отсылок к мировой культуре, что свидетельствует об эрудиции автора. Стихотворения «Бессонница. Гомер. Тугие паруса…», «Бах», «Кинематограф», «Ода Бетховену» показывают, что дает поэту вдохновение для творчества. Сборник «Камень» сделал поэта знаменитым.

Отношение Мандельштама к революции 1917 года было двояким: радость от великих перемен и предчувствие «ярма насилия и злобы». Позже поэт написал в анкете, что революция отняла у него «биографию» и чувство «личной значимости». С 1918 по 1922 год начинаются мытарства поэта. В неразберихе гражданской войны его несколько раз арестовывают, держат в заключении. Чудом избежав смерти, Мандельштам наконец оказывается в Москве.

События революции нашли отражение в стихотворениях «Прославим, братья, сумерки свободы…», «Когда октябрьский нам готовил временщик…» и в сборнике «Tris­tia» («Скорби»). В стихах этого периода доминирует мрачный колорит: образ корабля, идущего ко дну, исчезающее солнце и т. п. В сборнике «Скорби» представлена тема любви.

Любовь поэт понимает как высшую ценность. Он с благодарностью вспоминает о дружбе с Цветаевой, прогулки по Москве, пишет об увлечении актрисой Арбениной, которую он сравнивает с античной Еленой. Примером любовной лирики может служить стихотворение «За то, что я руки твои не сумел удержать…».

Мандельштам внес свой вклад в развитие темы Петербурга в русской литературе. Трагическое чувство гибели, умирания и пустоты сквозит в стихотворениях «В Петрополе прозрачном мы умрем…», «Мне холодно. Прозрачная весна…», «В Петербурге мы сойдемся снова…», «На страшной высоте блуждающий огонь. ».

Поздние «Стихотворения»

В 1925 году Мандельштаму отказали в издании его стихотворений. Пять лет он не писал стихов. В 1928 году удалось выпустить ранее задержанную книгу «Стихотворения». В ней поэт говорит, что «не услышан веком», вспоминается «крутая соль обид». Лирический герой мечется в поисках спасения. В стихотворении «1 января 1924» он пишет:

Я знаю, с каждым днем слабеет жизни выдох,

Еще немного – оборвут

Простую песенку о глиняных обидах

И губы оловом зальют.

В стихотворении «Концерт на вокзале» поэт говорит о том, что музыка не облегчает страданий от встречи с «железным миром»:

Нельзя дышать, и твердь кишит червями,

И ни одна звезда не говорит…

Стихотворения 30‑х годов отражают ожидание трагической развязки в противостоянии поэта с властью. Мандельштама официально признали «второстепенным поэтом», он ждал ареста и последующей гибели. Об этом читаем в стихотворениях «Речка, распухшая от слез соленых…», «Мастерица виноватых взоров…», «Я больше не ребенок! Ты, могила…», «Голубые глаза и горячая лобная кость…», «Меня преследуют две-три случайных фразы…».

У поэта начинает складываться цикл протестных стихов. В 1933 году он пишет стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны…», направленное не только против Сталина, но и против всей системы страха и террора. В 1934 году поэт был отправлен в ссылку до мая 1937 года и за это время создал воронежский цикл стихотворений. Через год он погиб в лагере под Владивостоком.

Подробный анализ «Вечер нежный»

Полный текст стихотворения:

Вечер нежный. Сумрак важный.

Гул за гулом. Вал за валом.

И в лицо нам ветер влажный

Бьет соленым покрывалом.

Все погасло. Все смешалось.

Волны берегом хмелели.

В нас вошла слепая радость —

И сердца отяжелели.

Оглушил нас хаос темный,

Одурманил воздух пьяный,

Убаюкал хор огромный:

Флейты, лютни и тимпаны…

Предлагаем подробный анализ стихотворения Мандельштама «Вечер нежный. Сумрак важный».

История создания

Стихотворение «Вечер нежный» Мандельштам написал в августе 1910 г. и прислал его Вячеславу Иванову, в «башне» которого в это время бывал, когда возвращался в Петербург. В 1908–1910 гг. Мандельштам учился в Сорбонне. Стихотворение прислано из Целендорфа (пригород Берлина). Возможно, описано Средиземное море, где Мандельштам бывал в компании молодых людей, обучаясь в Сорбонне.

Литературное направление и жанр

Ранний Мандельштам тяготел к символизму, находясь под влиянием вечеров у Вячеслава Иванова. Символический подтекст «Вечера», если он и есть (образ бурного моря, влажного ветра как символов жизненных трудностей или перемен) не разрушает образы видимого мира, а сосуществует с ними. В стихотворении также развивается характерный для раннего Мандельштама символический образ тёмного хаоса, в котором смешиваются и исчезают все предметы и понятия.

Жанр стихотворения – пейзажная лирика, нехарактерная в целом для поэзии Мандельштама.

Тема, основная мысль и композиция

Стихотворение состоит из трёх строф. В первой строфе описывается бурное море на исходе дня. Это пейзаж, в котором появляется авторское «мы». Лирический герой ассоциирует себя с группой единомышленников, возможно, товарищей, с которыми он оказался на берегу.

Читайте также:  Причины кисты Бейкера коленного сустава

Вторая строфа говорит о воздействии природы на человека. Хаос, буря и темнота вызывают в человеке слепую радость. В этой строфе достигнуто некое равновесие между природой и человеком.

Третья строфа сосредоточена на чувствах и ощущениях человека. Люди растворяются в природе, побеждены её напором и могуществом.

Тема стихотворения – воздействие на человека природы, вечернего бушующего моря.

Основная мысль: человек – это всего лишь часть природы; он растворяется в ней, подаётся под её напором. Но состояние единения с природой и её хаосом – приятное ощущение.

Тропы и образы

Огромное значение в стихотворении имеют эпитеты и метафорические эпитеты. Мандельштам использует инверсию, чтобы подчеркнуть их важность: вечер нежный, сумрак важный, ветер влажный, хаос тёмный, воздух пьяный, хор огромный.

Наиболее странным представляется эпитет сумрак важный. Возможно, речь идёт о неспешности и важности человеческих движений в сумерках, что связано с ограниченной видимостью. Не исключено, что Мандельштам просто исходил из почти точной рифмы важный – влажный.

Эпитет солёное покрывало входит в метафору, связанную с ветром, который несёт в лицо морские солёные брызги.

Метафора «в нас вошла слепая радость» тоже содержит эпитет. Он объясняет внезапность нахлынувшего чувства.

Ритмичность ударов волн о берег подчёркивается подобным построением предложений (синтаксический параллелизм): «Гул за гулом. Вал за валом», «Всё погасло. Всё смешалось».

Строчка «Волны берегом хмелели» первоначально звучала как «Мы внезапно охмелели». Мандельштам отказался от метафоры, связанной с человеческой личностью, и остановился на олицетворении, обращающем взгляд читателя на стихию.

Волны своими извилистыми движениями на берегу напомнили ему пьяных. Пьяным также называется воздух в последней строфе, но здесь слово употребляется в другом смысле, близко к «пьянящий», то есть оказывающий опьяняющее воздействие.

Люди, созерцающие стихию, как будто находятся в состоянии опьянения. Они испытывают беспричинную радость, от чего сердца тяжелеют. Этот метафорический образ понятен только в контексте. Отяжелевшее, неповоротливое сердце пьяного не помнит забот и обид, всё погружено в покой и радость.

Наступление хаоса происходит постепенно. Конкретные предметы Мандельштам заменяет местоимением всё, хотя погасло только солнце, а смешались воздух и вода в ветре, море и берег в прибое. В третьей строфе появляется название этому смешению – хаос тёмный. Мандельштам всегда чувствовал себя беззащитным перед стихией хаоса, неупорядоченности. Всю жизнь он пытался преобразовать хаос в свой личный космос.

Опасность хаоса в том, что он не страшен, но поглощает, убаюкивает. Так глаголы последней строфы передают состояние человека, созерцающего стихию: оглушил, одурманил, убаюкал.

Упорядочивание хаоса происходит через музыку, природа представляется огромным оркестром, состоящим из духовых, струнных и ударных инструментов. Мандельштам использует названия старинных инструментов, чтобы подчеркнуть, что воздействие стихии на человека существовало всегда, как только человек осознал себя личностью.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано четырёхстопным ямбом почти без пиррихиев. Мандельштам стремится передать чёткие удары прибоя.

Рифмовка в стихотворении перекрёстная. Рифма женская, преимущественно точная. Тем более странной кажется единственная неточная ассонансная рифма смешалось – радость.

Мандельштам в своей неповторимо своеобразной лирике выражал надежду на возможность познания необъяснимого в мире. Его поэзии присущи глубокое философское содержание, тема преодоления смерти. Его стихи делают богаче личность человека.

Я дипломированный специалист, магистр филологических наук (русский/украинский язык и литература). Увлекаюсь чтением разноплановой литературы, изучением и анализом текстов, написанием статей на литературную тематику.

Источник

Особенности поэзии Мандельштама. Своеобразие лирики сочинение

Среди представителей серебряного века творчество О. Э. Мандельштама занимает особое место. Его поэзия не оставила равнодушным ни одного читателя.

Изменения, свойственные стихотворениям, объясняются опытом, периодами взросления, новыми знаниями и знакомствами, массой впечатлений на каждом его жизненном этапе.

Однако, несмотря на то, что каждый талантливый писатель за свой творческий путь, так же как и Мандельштам, проходит немало препятствий, достигает высот, стихотворения Осипа Эмильевича всегда узнаваемы.

Ранний этап поэзии отличается поиском смысла бытия, некоторой наивностью. Его стихи понятны за счет простоты рифм. Они не требуют от читателя глубоких раздумий («Отчего душа так певуча. «).

Основная мысль, зарождающаяся в начале произведений, имеет логическое заключение в конце. То есть мир, который изображает автор, близок к пониманию реальности представителями акмеистов, чьих взглядов придерживался позже Мандельштам. Если «Творчество» относится к символизму, то «Я вздрагиваю от холода» акцентировано на связи с материальным, что делает его близким к акмеизму.

Спустя годы в лирике поэта отмечается тенденция к обострению интереса к истории родной стороны, поэтому стихи приобретали торжественный слог, особую выразительность. Тяга к изображению Рима, Петербурга подчеркивала его стремление к знаниям, представляла как тонкого наблюдателя («Попробуйте меня от века оторвать!»).

Тридцатые годы для поэта создают ощущение трагичного мировосприятия, так как арест предполагал пожизненное заключение или расстрел. Этим настроением пронизаны многие стихотворения позднего этапа («Меня преследуют две-три случайных фразы»). Мандельштам искал во всем позитивную ноту, даже описывая революционные события, он верил только в светлое будущее.

Отношение поэта к любви было всегда серьезным, так как это чувство распространялось на отношение к жизни. Однако поражала частота объектов для выражения страсти. Всю свою нелегкую судьбу он был на пике любовных переживаний, что не могло не отразиться на творчестве («Что страсти. таинство их власти — убийственный магнит!»). Его чувства всегда в движении («И без тебя мне снова дремучий воздух пуст»).

С годами акмеизм набирает обороты в поэзии автора: ясность заменяется размытым содержанием, не понятным читателю после первого прочтения. Обнаружение связи между архитектурой и литературным направлением имеет мотив свободы («На площадь выбежав, свободен. «).

Прямолинейность — одна из ярких особенностей поэзии Мандельштама и его характера в целом. Открытость в стихах проявлялась через изображение сталинских репрессий, за что он был отправлен на Дальний Восток («Мы живем, под собою не чуя страны»).

Глубокие размышления, преданность своему народу, свободолюбие, тяга к прошлому, мотив бесконечной влюбленности, жизнелюбие — самобытные, искренние черты поэзии Мандельштама.

2 вариант

Осип Эмильевич Мандельштам входит в перечень прекрасных поэтов, которые работали в годы Серебряного века. Его творчество стало большим вкладом в русскую поэзию XX века, а его трудная жизнь и сейчас волнует тех, кто любит его творчество.

Свои первые стихи он написал в 14 лет. Благодаря родителям он поручил прекрасное образование, выучил несколько иностранных языков, любил музыку и увлекался философией. Для него искусство было главным в жизни.

Поэзия О.Э. Мандельштама выделяется среди поэтов Серебряного века и имеет особое значение. Его произведения никого никогда не оставляли равнодушными.

Изменения, которые прослеживаются в стихотворениях поэта объясняются просто, поэт взрослел, набирался жизненного опыта, постигал новые знания и получал массу новых впечатлений, всё это отражалось на произведениях.

В его ранних произведениях он занят тем, что ищет смысл жизни, этот поиск несколько наивен. Стихотворения понятны читателям, у них простая рифма. Над ними не надо много размышлять и вдумываться в их смысл.

Мысль, которая появляется в начале произведения, имеет вывод и заключение в конце. Его творчество относится к направлению акмеистов.

Через годы в творчестве поэта появился интерес к истории России, поэтому произведения приобрели торжественность и выразительность. Он в стихотворениях изображал города, стараясь передать красоту и значимость города.

В 30 – е годы ХХ века он попал в опалу у власти, его арестовали, и он ожидал, что его расстреляют. Именно этими переживаниями и пронизаны многие произведениями поэта позднего этапа творчества. Осип Мандельштам всегда искал во всем позитив, даже в революционных событиях, он верил в светлое будущее.

Поэт серьезно относился к жизни и всем чувствам, которые он испытывал. К любви он тоже относился серьезно. Всю жизнь он переживал любовные переживания, часто менял объекты любовной страсти. Это все отражалось на его творчестве.

Постепенно его произведения становятся все более размытыми, и читатели не понимали из с первого раза, надо было читать по несколько раз и вдумываться в них.

Главной чертой лирики считается прямолинейность. А открытостью произведения стали отличаться после прохождения им сталинских лагерей. За это его опять отправили на Дальний Восток.

Чертами творчества О. Э. Мандельштама являются размышления о смысле бытия, преданность Родине, любовь к свободе, тяга к истории, бесконечная влюбленность.

Также читают:

Картинка к сочинению Особенности поэзии Мандельштама. Своеобразие лирики

Популярные сегодня темы

С теоретической точки зрения человек вполне мог бы существовать отдельно от социума, однако можно ли считать такую жизнь полноценной? Я считаю, что нет.

Картина Григория Григорьевича Мясоедова «Косцы» рассказывает нам о жизни простого русского народа в 19 веке. Здесь изображена страдная летняя пора, когда на поле уже созрел урожай зерна

Один из главных моментов произведения – встреча Чичикова и Ноздрева в трактире. Этот момент имеет огромную роль в анализе читателем характеров главных героев и их замыслов.

Из курса обществознания известно, что каждый человек обладает индивидуальными чертами, которые есть только у него. Однако, несмотря на этот факт у людей имеются и одинаковые черты. К таким чертам как раз и относится характер человека.

Вокруг красоты языков часто разгораются споры. Носители защищают и восхваляют свои языки, приписывают им множество заслуг. Абсолютное же большинство голосов во все времена отдавалось русскому языку.

Источник

Поэзия и судьба Мандельштама. Идейно-художественное своеобразие и значение творчества Мандельштама.

Стих был написан в 1915 году. В это время Мандельштам находился в Коктебеле. До этого поэт учился в университете на историко-филологическом факультете романо-германского отделения. Он так и не закончил обучение, но он успел проникнуться античной литературой.

Студенты-филологи читали «Илиаду» полностью. Интересно, что среди учащихся ходила шутка: перечисление названий кораблей из поэмы гарантировано помогало от бессонницы.

Будучи студентом, Мандельштам решил посвятить себя поэзии. Стих «Бессонница. Гомер. Тугие паруса» он написал во время отдыха на даче у Волошина. Друзья поэта утверждали, что на создание произведения Осипа вдохновил увиденный обломок старинного корабля.

Зрелая лирика Мандельштама

С течением времени у Мандельштама изменились тематика, образный строй, стиль и колорит стихов. Образы стали предметными, зримыми и вещественными. Поэт размышляет о философской сути камня, глины, дерева, яблока, хлеба. Он наделяет весом, тяжестью предметы, ищет в камне философско-мистический смысл.

В его творчестве часто встречаются образы архитектуры. Говорят, что архитектура – это застывшая музыка. Мандельштам доказывает это своими стихами, которые завораживают красотой линий и глубиной мысли. Поражают его стихи о Соборе Парижской Богоматери, об Адмиралтействе, о Софийском соборе в Константинополе, об Айя-Софии, об Успенском храме Кремля в Москве и Казанском соборе в Петербурге и многих других шедеврах архитектуры.

Поэт в них размышляет о времени, о победе изящного над грубым, света над тьмой. В его стихах ассоциативность образов и импрессионизм письма. Ценность этих стихотворений в их философском и историко-культурном содержании. Мандельштама можно назвать певцом цивилизации:

Читайте также:  История применения дифференцированного исчисления

Природа – тот же Рим и отразилась в нем.

Мы видим образы его гражданской мощи

В прозрачном воздухе, как в цирке голубом,

На форуме полей и в колоннаде рощи.

Поэт пытался осмыслить историю цивилизаций и народов как единый, бесконечный процесс.

Так же талантливо Мандельштам описывал мир природы в стихотворениях «Раковина», «Есть иволги в лесах, и гласных долгота…» и других:

Звук осторожный и глухой

Плода, сорвавшегося с древа,

Среди немолчного напева

Глубокой тишины лесной…

В стихах поэта замедленный ритм, строгость в отборе слов, что придает каждому произведению торжественность звучания. В этом проявляется уважение и почтение ко всему, что создано людьми и природой.

В высокой книжной поэзии Мандельштама много отсылок к мировой культуре, что свидетельствует об эрудиции автора. Стихотворения «Бессонница. Гомер. Тугие паруса…», «Бах», «Кинематограф», «Ода Бетховену» показывают, что дает поэту вдохновение для творчества. Сборник «Камень» сделал поэта знаменитым.

Отношение Мандельштама к революции 1917 года было двояким: радость от великих перемен и предчувствие «ярма насилия и злобы». Позже поэт написал в анкете, что революция отняла у него «биографию» и чувство «личной значимости». С 1918 по 1922 год начинаются мытарства поэта. В неразберихе гражданской войны его несколько раз арестовывают, держат в заключении. Чудом избежав смерти, Мандельштам наконец оказывается в Москве.

События революции нашли отражение в стихотворениях «Прославим, братья, сумерки свободы…», «Когда октябрьский нам готовил временщик…» и в сборнике «Tris­tia» («Скорби»). В стихах этого периода доминирует мрачный колорит: образ корабля, идущего ко дну, исчезающее солнце и т. п. В сборнике «Скорби» представлена тема любви.

Любовь поэт понимает как высшую ценность. Он с благодарностью вспоминает о дружбе с Цветаевой, прогулки по Москве, пишет об увлечении актрисой Арбениной, которую он сравнивает с античной Еленой. Примером любовной лирики может служить стихотворение «За то, что я руки твои не сумел удержать…».

Мандельштам внес свой вклад в развитие темы Петербурга в русской литературе. Трагическое чувство гибели, умирания и пустоты сквозит в стихотворениях «В Петрополе прозрачном мы умрем…», «Мне холодно. Прозрачная весна…», «В Петербурге мы сойдемся снова…», «На страшной высоте блуждающий огонь. ».

Краткое содержание

Стихотворение начинается с описания, что лирического героя мучает бессонница. Он недолго промучился и нашел выход: прочел список кораблей из поэмы Гомера «Илиада». Суден было очень много и пока он их вспоминал, представлял корабли чем-то вроде поезда или журавлиного клина.

Постепенно его мысли переключились на Троянскую войну. Люди отправились в другие страны для завоевания и покорения земель. Он упоминает пену на голове царей и это отсылка к появлению Афродиты. Она появляется именно из пены и символизирует любовь.

Ахейцами двигало не стремление завоевывать. Они хотели получить Троянскую Елену. Именно из-за женщины разгорелась война, умерло много людей. В последнем катрене лирический герой противопоставляет море и Гомера. Что бы человек не делал, он не сможет отказаться от душевных мук, ведь все в мире движимо любовью. Шум моря вернул героя в реальность, где он лежит в кровати и перечисляет названия кораблей.

Стихотворение выражает одну главную мысль — ради любви люди отправились на войну. Они не испугались умереть и не побоялись отправиться к чужим землям.

Лирический герой не понимал кого ему слушать — Гомера или море. Любовь подчиняла даже стихию. Биение волн можно сравнить со стуком сердца.

Своеобразие лирического героя в поэзии Осипа Мандельштама

Поэт О.Э. Мандельштам жил в тяжёлые сталинские времена, пережил революции, пожил по законам Ленина. Эти события не смогли не отразиться на работе О. Э. Мандельштама, и нашли своё отражение в его поэзии.

Осип Эмильевич Мандельштам по своей натуре был правдолюбом, человеком слова и дела. О. Э. Мандельштам показывал в своей поэзии только то, что было на самом деле. За что его очень его не любил Й. Сталин. Многие боялись и опасались откровенных и правдивых стихотворений О. Э. Мандельштама, считали, что он сам роет себе яму, эти разговоры и слухи вовсе

не смущали автора. Он считал, что лучше умереть, чем всю жизнь врать и притворяться.

Поэтому лирический герой в поэзии О. Э. Мандельштама обязательно обладал храбростью, мужеством и верой в светлое будущее. Так, в стихотворении «Мы живём, под собою не чуя страны…» главный герой не боится открыто сказать то, что боятся высказать все остальные. Герой смеётся над главой союза, Сталиным, представляет его как злобное чудовище. Когда читаешь это стихотворение восхищаешься и завидуешь смелости главного героя.

После того как О. Э. Мандельштама сослали в Воронеж, где изо дня в день он ждал решения Сталина, о

том, что с ним делать дальше, автор пишет стихотворение «Средь народного шума и спеха…». Здесь мы отчётливо видим, как поменялись настроения лирического героя. Он сожалеет о своих словах и действиях, искренне раскаивается в этом. Если внимательно вчитаться в каждую букву, можно увидеть давление, под которым было написано это стихотворение.

Также было написано и стихотворение «Ода», где автор пытается достучаться до человеческой сущности Сталина, подчёркивая его происхождение и корни.

Все равно в каждом стихотворении чувствуется тревога, боязнь, волнение, беспокойство и паника за свою страну, свой народ, за то, что будет дальше с родной землёй. Нельзя также не почувствовать боязнь героя и за себя самого, он как несчастный, который оказался в безвыходном положении, который не видит выхода из него и не знает что же делать дальше.

А спрашивается: за что его наказали? За правду? Тогда где же справедливость? Человека наказали за его мысли, за то, что он пытался донести своим людям горькую, но правду.

Автор, как и его лирический герой, писал от души, искренне и предано, чисто и смело, правду и только правду. Он не мог молчать или кривить душой. Не изменяя себе и своим убеждениям, автор продолжал свою работу столько, сколько мог, до самой смерти.

«С веселым ржанием пасутся табуны…» (1915)

Если в «Заснула чернь. Зияет площадь аркой» у образов Арлекина и Александра несколько исторических венценосных прототипов, то в этом стихотворении двоится, если не троится, само лирическое «я»:

С веселым ржанием пасутся табуны, И римской ржавчиной окрасилась долина; Сухое золото классической весны Уносит времени прозрачная стремнина.

Топча по осени дубовые листы, Что густо стелются пустынною тропинкой, Я вспомню Цезаря прекрасные черты — Сей профиль женственный с коварною горбинкой!

Здесь, Капитолия и Форума вдали, Средь увядания спокойного природы, Я слышу Августа и на краю земли Державным яблоком катящиеся годы.

Да будет в старости печаль моя светла: Я в Риме родился, и он ко мне вернулся; Мне осень добрая волчицею была И — месяц Цезаря — мне август улыбнулся.

Кто этот «я», вспоминающий «Цезаря прекрасные черты», находясь на самом краю Римской империи? Ответ очевиден: это Публий Овидий Назон, сослан­ный императором Августом Октавианом в далекую Сарматию.

Свое стихотворение Мандельштам написал в августе 1915 года в Коктебеле. В это время он был студентом Петербургского университета, готовился к изу­че­нию латинских авторов в следующем семестре и, вероятно, штудировал предисловие великого античника Фаддея Францевича Зелинского к балладам и посланиям Овидия. В этом предисловии пересказывалась легенда о том, что великий римский изгнанник на закате жизни написал стихотворение «для своих новых сограждан» на «их языке»: «Чужестранец, над непонятной речью которого они некогда смеялись, сделался для них своим, сделался их первым поэтом. По примеру культурных городов они почтили его венком. Овидий не остался нечувствительным. <�…> Таков прими­ри­тельный свет вечерней зари, затеплившийся над главою поэта, когда луч его счастливого солнца навеки для него угас».

«С веселым ржанием пасутся табуны…», по-видимому, и следует считать сти­хо­творением на «варварском языке», написанным за римского поэта Мандель­шта­мом. Ведь овидиевский подлинник не сохранился, если и вообще существо­вал. Вместе с тем внимательный читатель мандельштамовского стихотворения не может не заметить по меньшей мере двух пушкинских хрестоматийных цитат, инкрустированных в текст. Это без изменений взятое из элегии «На хол­мах Грузии лежит ночная мгла…» предложение «Печаль моя светла». И — «ис­прав­ляющая» великий оксюморон из «Осени» Пушкина («Люблю я пышное природы увяданье») — строка «Средь увядания спокойного природы». Пушкин, сосланный в Кишинев, прямо отождествил себя с изгнанным римским поэтом в своем послании «К Овидию»:

Суровый славянин, я слез не проливал, Но понимаю их; изгнанник самовольный, И светом, и собой, и жизнью недовольный, С душой задумчивой, я ныне посетил Страну, где грустный век ты некогда влачил. Здесь, оживив тобой мечты воображенья, Я повторил твои, Овидий, песнопенья.

Мандельштам оглядывается на изгнанника Пушкина, оглядывавшегося на сосланного Овидия, и так возникает ситуация циклического временнóго повто­рения: Мандельштам, оставаясь самим собой, одновременно превра­щается и в Пушкина, и в Овидия. «Мы свободны от груза воспоминаний. Зато сколько радостных предчувствий: Пушкин, Овидий, Гомер, — писал поэт позднее в своей статье «Слово и культура». — Когда любовник в тишине путается в нежных именах и вдруг вспоминает, что это уже было: и слова, и волосы — и петух, который прокричал за окном, кричал уже в Овидиевых тристиях, глубокая радость повторенья охватывает его, головокружительная радость…»

Несчастная любовь

Общение с господином Н. Н. пробуждает в сердце юной и неопытной девушки бурю новых и невразумительных для нее чувств. Она, непонимающая себя и страшащаяся своих ощущений, ведет себя странно и переменчиво, но это не обычные капризы. Поведение Аси отражает ее внутреннюю борьбу и смятение, ее желание понравиться и очаровать.

Не умея скрывать своих чувств и даже не осознавая, что это необходимо делать, девушка открывает душу своему брату и любимому. В этом детском наивном поступке раскрывается вся она — невинная и порывистая Ася Тургенева. Главные герои не могут по достоинству оценить ее откровенность и темпераментность.

Гагин называет сестру сумасшедшей и сокрушается, что “она погубит себя, непременно”. Однако он все же отмечает возвышенные и благородные чувства Аси, а также ее чистоту и искренность.

Главный же герой, напротив, не может оценить редкие и прекрасные качества девушки, которая любит его и которую любит он сам. «Жениться на семнадцатилетней девочке, с ее нравом, как это можно!» — думает господин Н. Н. Да, он не может идти наперекор светским правилам, не может жениться на незаконнорожденной, не может бороться за свою любовь. И даже когда Гагин прямолинейно и грустно спрашивает друга о том, собирается ли он жениться на его сестре, тот избегает прямого ответа и молчит.

Чем же заканчивает свою повесть “Ася” Тургенев? Отзывы и рецензии о произведении свидетельствуют о том, что выбранный эпилог очень реалистичен и удачен.

Источник

Adblock
detector