К Дебюсси Ноктюрны для оркестра Облака Празднества Сирены

К. Дебюсси. Ноктюрны для оркестра «Облака», «Празднества», «Сирены».

Поиски новых средств выразительности Дебюсси продолжил и в симфонических «Ноктюрнах», созданных в конце 90-х годов XIX века, через несколько лет после «Фавна». «Ноктюрны» представляют собой оркестровую сюиту, состоящую из трех программных пьес, названных композитором «Облака», «Празднества» и «Сирены». Сюжетно несвязанные между собой, ноктюрны все же объединены близким образным содержанием: в первом и последнем изображаются любимые импрессионистами стихии: небо и море, воздух и вода – эти постоянно меняющиеся, находящиеся в вечном движении природные сферы. Между ними находится красочная зарисовка – ноктюрн «Празднества», своей жанровой определенностью оттеняющий нематериальность крайних частей.

Особый, «живописный» характер сочинения композитор подчеркнул литературным комментарием, который воспринимается скорее как описание художественного полотна, нежели музыкального произведения.

«Облака» (пример 2)

«…Это неподвижный образ неба с медленно и меланхолически проходящими и тающими серыми облаками; удаляясь, они гаснут, нежно оттененные белым светом», – писал Дебюсси по поводу первого ноктюрна.

Начальный четырехтакт ноктюрна, представляющий собой скользящее движение чередующихся квинт и терций, имеет неожиданное происхождение: он заимствован композитором из сопровождения романса Мусоргского «Окончен шумный праздный день» (вокальный цикл «Без солнца»). Этот музыкальный фрагмент играет роль центрального художественного образа, являясь примером «фонового тематизма», характерного для стилистики импрессионизма. Развитие этого четырехтакта заключается в смене тембрового, динамического, гармонического «освещения». Например, на смену «блеклому» звучанию деревянных духовых в начале ноктюрна приходит насыщенный колорит струнной группы, а пустые, незаполненные интервалы сменяются параллельным движением трезвучий и «пряных» нонаккордов.

Другой важный изобразительный прием – меланхолическая тема на уровне мотива у английского рожка в диапазоне тритона си – фа, возникающая в пятом такте и не имеющая дальнейшего развития.

Единственный заметный контраст в пьесе – появление в среднем разделе новой пентатонической музыкальной фразы у арфы и флейты в октаву на фоне тончайшего звучания струнных divisi. «Хрустальный» колорит такой инструментовки вызывает ассоциацию с солнечными бликами, преломленными в капельках воды.

О наступлении репризы свидетельствует появление темы-мотива английского рожка. В репризе объединены все мелодические образы ноктюрна, но звучат они еще более кратко, чем при первом появлении. Таким образом, возникает не столько реприза, сколько «намек» на нее, ускользающее звуковое воспоминание – прием, характерный для многих произведений Дебюсси. Этот эффект направлен на создание впечатления исчезновения, растворения образов, а в данном случае – как бы истаивания облаков в небесной дали.

«Празднества» (пример 3)

«…Это движение, пляшущий ритм атмосферы с взрывами внезапного света, это также эпизод шествия (ослепительное и химерическое видение), проходящего сквозь праздник и сливающегося с ним; но фон остается все время – это праздник; это смешение музыки со светящейся пылью, составляющее часть общего ритма» (Дебюсси).

В основе трехчастного ноктюрна – два контрастных в жанровом отношении образа: тарантелла (первый раздел) и марш (средняя часть). Реприза, как это часто бывает у Дебюсси, синтезирует тематический материал всего произведения.

В основе развития темы первой части – тарантеллы – тембровое и гармоническое варьирование: каждое следующее проведение темы поручается новым инструментам и предстает в новом гармоническом колорите. Такой принцип развития близок вариациям на мелодию остинато. Почти все проведения этой темы Дебюсси поручает деревянным духовым инструментам, но в конце первой части вступает струнная группа оркестра, до сих пор, в основном, выполнявшая роль аккомпанемента. В момент кульминации первой части движение неожиданно обрывается, и на смену вихревой тарантелле приходит отдаленно звучащий ритм марша-шествия.

Тема марша впервые проводится у трех засурдиненных труб, что создает очень яркий колористический контраст. Средний раздел построен на эффекте приближения: постепенно нарастает звучность маршевой темы, уплотняется оркестровая фактура. Дебюсси здесь использует тембры, отсутствующие в первом разделе, а в данном случае подчеркивающие жанровую природу марша: трубы, тромбоны, туба, литавры, малый барабан, тарелки.

В момент кульминации среднего раздела в виде контрапункта к теме марша у струнных появляется тема тарантеллы, которая постепенно вытесняет марш.

Реприза и кода основаны на эффекте удаления шествия, окончания праздника. От тем тарантеллы и марша в конце произведения остаются только отдельные интонации и ритмическая основа сопровождения, затухающая вдали в звучности рр.

Последний ноктюрн «Сирены» (пример 4) перекликается с образным строем «Облаков» – в конце произведения у арфы даже звучат отголоски темы среднего раздела из первого ноктюрна, создавая тематическую арку. В литературном пояснении Дебюсси подчеркнул особый колорит этого ноктюрна: «Сирены» – это море и его безгранично многообразный ритм; среди осеребренных луной волн возникает, рассыпается смехом и удаляется таинственное пение сирен». В партитуру композитор включил небольшой женский хор (8 сопрано и 8 меццо-сопрано), поющий без слов, партия которого воспринимается скорее как своеобразная инструментальная краска, изысканно дополняющая роскошную оркестровую палитру этого ноктюрна.

Источник

1. Общие сведения о произведении и его авторах

Состав исполнителей – 2х голосный женский (детский) хор a capella с divisi во всех партиях.

Общие сведения об авторе музыки

Юрий Михайлович Чичков родился и провёл детство в Москве. Интерес к музыке проявил в раннем возрасте, много пел. Первым преподавателем по вокалу для него стала мать, которой впоследствии композитор посвятит много ярких песен. Она же привела мальчика в музыкальную школу, где его способности сразу были с достоинством оценены.

В 1949 году, сразу по окончании Центральной музыкальной школы при Московской консерватории, Юрий Чичков призывается в армию. Однако его образование не прервалось — за годы службы он окончил сразу 2 музыкальных вуза: Институт военных дирижёров и Московскую консерваторию по классу сочинения. Окончание военной службы позволило Юрию Михайловичу всецело углубиться в композиторскую деятельность, которой он посвятил 4 десятилетия своей жизни.

Юрий Чичков является автором целого ряда инструментально-вокальных произведений. В его творческом списке — оперы, кантаты, симфония, сюита для хора и симфонического оркестра, концерты для инструментов с оркестром (фортепиано, скрипка, виолончель), сонатина для трубы и фортепиано, сонаты, вариации, этюды, песни-баллады. Создал композитор и цикл о первой любви (13 песен на стихи С. А. Есенина, Е. А. Евтушенко, Р. И. Рождественского, А. А. Вознесенского, М. И. Цветаевой, К. Я. Ваншенкина и др.). Написал Ю. Чичков и десятки патриотических песен, в чём с ним тесно сотрудничали такие известные поэты-песенники, как К. Ибряев, П. Синявский, М. Пляцковский, Я. Халецкий, С. Гребенников, Н. Добронравов, и исполнители Владимир Трошин, Виктор Селиванов и др. Был автором музыки к телеспектаклям и кинофильмам. Однако львиная доля творчества и самой души композитора была отдана детям.

Читайте также:  Сущность анализа активов предприятия

Для детей Юрий Михайлович Чичков написал огромное количество песен, поистине ставших классикой детского музыкального жанра. По словам самого композитора:

«Творчество для детей держится на трёх китах — музыка и стихи должны быть услышаны сердцем, в детской песне должно быть заложено доброе, волшебное зернышко и самое главное – любовь к детям!»

Песни Чичкова звучали на Всесоюзном радио и Центральном телевидении в исполнении как Большого детского хора под управлением В. Попова, так и маленьких школьных коллективов. Большое количество песен композитор посвятил школе. Такие песни, как «Наташка-первоклашка», «Из чего же, из чего же…», «Наша школьная страна», «Детство — это я и ты» вошли в программы школьных праздников по всему Советскому Союзу, а многие из них популярны и в России XXI века.

Композитор Ян Френкель так говорил о творчестве Юрия Михайловича:

«Что так привлекает детей и взрослых к творчеству Чичкова? Мне кажется, главным достоинством песен композитора является их мелодичность. Именно через мелодию, прежде всего, выражает он своё отношение к жизни, своё понимание её движения и развития. Мелодии его песен наделены яркой образностью. В подтверждение этому я тут же вспоминаю такие его песни, как «Родная песенка», «Наташка-первоклашка», «Волшебный цветок»».

Не оставил композитор без внимания и такой любимый детьми жанр, как мультфильмы. Первая его работа в мультипликации состоялась в 1977 году — Юрий Михайлович написал музыку к мультфильму «Шёлковая кисточка». Продолжилась «мульткарьера» композитора в анимационных фильмах «Солдатская сказка», «Жил-был Саушкин», «Кто придёт на Новый год», «Болванка», «Солдатская лампа», «Не хочу и не буду».

Источник



Симфоническое творчество Клода Дебюсси

Симфонические партитуры Дебюсси – «Послеполуденный отдых фавна» (1892), «Ноктюрны» (1897-1899), три симфонических эскиза «Море» (1903-1905), «Иберия» из серии «Образы» – принадлежат к его наиболее репертуарным сочинениям.

«Ноктюрны» представляют собой симфонический триптих: «Облака», «Празднества» и «Сирены». Цикл объединен тональным единством: I часть написана в h-moll, финал – в одноименном H-dur. Имеются также образные и интонационные связи: обе крайние части носят пейзажный характер (картины облаков и моря), они обрамляют жанровую среднюю часть танцевально-игрового склада.

«Облака»

Первый ноктюрн – «Облака» – задуман автором как картина «неподвижного небосвода, по которому тихо и печально плывут облака».

В оркестровке ведущая роль принадлежит низким тембрам деревянных духовых и засурдиненным струнным. Особо выделяются многократно повторяемое «загадочное» соло английского рожка и холодноватые краски флейты. В группе медных инструментов – лишь квартет валторн.

Форма «Облаков» типична для Дебюсси – трехчастная с малоконтрастной серединой и сокращен­ной «угасающей» репризой синтетического склада.

Музыку экспозиции образуют два тематических элемента: нисходящие фразы кларнетов и фаготов, которым отвечает уже упомянутый краткий мотив-сигнал английского рожка, сменяющийся отдаленным отзву­ком валторн.

Средняя часть «Облаков» звучит прозрачно и чуть отрешенно. Меланхолически певучая мелодия флейты (и арфы) мерно движется по ступеням пентатонного звукоряда (на черных клави­шах); ее повторяют, как эхо, три солирующих струнных – скрипка, альт и виолончель

Заметно укороченная «синтетическая» реприза воспроизводит знакомые тематические элементы всех предшествующих разделов, но в иной последовательности.

«Празднества»

Резкий контраст «Облакам» образует вторая пьеса цикла – «Празднества» – картина торжественного шествия, уличного лико­вания веселящейся толпы[1]. Здесь используется более мощный оркестровый состав с трубами и тромбонами, тарелками, литаврами и малым барабаном.

В противоположность смутным, статичным звучностям «Обла­ков», эта пьеса отличается сочностью песенно-танцевальных образов, близких итальянскому фольклору. Зажигательный ритм тарантеллы господствует в крайних разделах развернутой трехчастной формы.

«Тарантельная» тема уже во вступлении и в широко развитой экспозиции подвергается тембровым и ладовым превращениям: она звучит то в дорийском или миксолидийском, то в целотонном ладу; ровное движение в размере 12/8 сменяется более прихотливыми – трехдольными и даже пятидольными формулами. Внутри экспозиции возникает жан­ровый контраст – новая, остро пунктирная мелодия в духе серенады, играющая роль «побочной партии».

Чисто театральный эффект нарастающего марша-шествия пред­ставлен в среднем разделе «Празднеств». На фоне мерно отстукиваемого органного пункта (арфы, литавры и струнные pizzicato) вступает упругая фанфарная мелодия трех засурдиненных труб.

Праздничное движение становится все более мощным: вступает тяжелая медь, и в качестве подголоска к маршевой теме присоеди­няется «тарантельная» тема из первого раздела.

«Сирены»

Музыка «Сирен», третьего из «Ноктюрнов», снова навеяна со­зерцанием природы, на этот раз – стихии моря. Образ фантастических морских красавиц представлен здесь партией женского хора, поющего без слов (восемь сопрано и восемь меццо-сопрано). Оркестр «Сирен» богат деко­ративно-изобразительными эффектами.

В сравнении с «Облаками» и «Празднествами» форма «Сирен» менее контрастна, более монотематична. В ее основе – секундовый нис­ходящий «мотив морской волны». Из него вырастает и хроматическая фраза английского рожка, многократно повторяе­мая во вступлении, и призывно манящий напев женского хора, открывающий собой экспозицию пьесы:

Ладовое своеобразие темы сирен представлено лидомиксолидийским звукорядом (H-dur с повышенной IV ступенью и пониженной VII), близким к целотонному ладу, столь любимому импрессионистами.

Оба мотива, господствующие в экспозиции, сохраняют свою ведущую роль и в среднем разделе «Сирен» (Ges-dur).

Реприза и кода «Сирен», как обычно у Дебюсси, отличаются подчеркнутой сжатостью. Новое здесь – в возвращении некоторых характерных мо­тивов из «Облаков» (в частности, слегка видоизмененного мотива английского рожка).

[1] В беседе с одним из своих друзей Дебюсси рассказал, что толчком к созданию «Празднеств» послужило впечатление от народного гуляния в Булонском лесу и от торжественных фанфар оркестра республиканской гвардии, а в музыке «Облаков» отразилась картина грозовых туч, поразившая автора во время прогулки по ночному Парижу; сирена проходящего по реке судна, услышанная им на мосту Согласия, превратилась в тревожную фразу английского рожка.

Читайте также:  ПОИСК ИСТИНЫ Православный Портал

Источник

Клод Дебюсси. Триптих «Ноктюрны»: «Облака», «Празднества» и «Сирены»

Клод Дебюсси. Триптих «Ноктюрны»: «Облака», «Празднества» и «Сирены»

В конце XIX века во Франции появилось новое направление, получившее название «импрессионизм». Слово это в переводе с французского языка означает «впечатление». Импрессионизм возник в среде художников.

В 70-е годы на различных парижских выставках появились оригинальные картины К. Моне, К. Писсаро, Э. Дега, О. Ренуара, А. Сислея. Их искусство резко отличалось от приглаженных и безликих работ живописцев-академистов.

Импрессионисты вышли из своих мастерских на вольный воздух, научились воспроизводить игру живых красок природы, сверкание солнечных лучей, разноцветные блики на водной глади, пестроту праздничной толпы. Они применяли особую технику пятен-мазков, которые вблизи казались беспорядочными, а на расстоянии рождали реальное ощущение живой игры красок. Свежесть мгновенного впечатления в их полотнах сочеталась с тонкостью психологических настроений.

Позднее, в 80-90-е годы, идеи импрессионизма нашли выражение и во французской музыке. Два композитора — К. Дебюсси и М. Равель — наиболее ярко представляют импрессионизм в музыке. В их фортепианных и оркестровых пьесах-эскизах с особой новизной выражены ощущения, вызванные созерцанием природы. Шум морского прибоя, плеск ручья, шелест леса, утренний щебет птиц сливаются в их произведениях с личными переживаниями музыканта-поэта, влюблённого в красоту окружающего мира.

Основоположником музыкального импрессионизма считается Ашиль-Клод Дебюсси, который обогатил все стороны композиторского мастерства — гармонию, мелодику, оркестровку, форму. В то же время он воспринял идеи новой французской живописи и поэзии.

Клод Дебюсси

Клод Дебюсси – один из самых значительных французских композиторов, повлиявших на развитие музыки ХХ века, как классической, так и джазовой.

Дебюсси жил и работал в Париже, когда этот город был Меккой интеллектуального и артистического мира. Пленительная и красочная музыка композитора в немалой степени способствовала развитию французского искусства.

Биография

Ашиль-Клод Дебюсси родился в 1862 году в городе Сен-Жермен-ан-Ле, немного западнее Парижа. Его отец Мануэль был мирным владельцем магазина, но, перебравшись в большой город, окунулся в драматические события 1870 – 1871 годов, когда вследствие Франко-прусской войны произошло восстание против правительства. Мануэль присоединился к мятежникам и был заключён в тюрьму. Тем временем юный Клод начал брать уроки у мадам Моте де Флёрвиль и получил место в Парижской консерватории.

Новое течение в музыке

Пережив столь горький опыт, Дебюсси проявил себя одним из самых талантливых студентов Парижской консерватории. Дебюсси тоже был так называемым «революционером», часто шокируя учителей своими новыми идеями о гармонии и форме. По этим же причинам он был большим поклонником творчества великого русского композитора Модеста Петровича Мусоргского – ненавистника рутины, для которого в музыке не существовало авторитетов, а на правила музыкальной грамматики он обращал мало внимания и искал свой новый музыкальный стиль.

В годы обучения в Парижской консерватории Дебюсси знакомится с Надеждой фон Мекк, известной русской миллионершей и меценаткой, близкой подругой Петра Ильича Чайковского, по приглашению которой в 1879 году совершает своё первое заграничное путешествие по Западной Европе. Вместе с фон Мекк они посетили Флоренцию, Венецию, Рим и Вену. После путешествия по Европе Дебюсси предпринял свою первую поездку по России, где выступал на «домашних концертах» фон Мекк. Здесь он впервые узнал творчество таких великих композиторов как Чайковский, Бородин, Римский-Корсаков, Мусоргский. Вернувшись в Париж, Дебюсси продолжил обучение в консерватории.

Вскоре он получил долгожданную Римскую премию за кантату «Блудный сын» и проучился в столице Италии два года. Там же он повстречался с Листом и впервые услышал оперу Вагнера. На Всемирной парижской выставке 1889 года звуки яванского гамелана пробудили его интерес к экзотической музыке. Эта музыка была безумно далека от западной традиции. Восточная пентатоника, или гамма из пяти ступеней, отличающаяся от гаммы, принятой в западной музыке, — всё это привлекало Дебюсси. Из этого необычного источника он почерпнул многое, создавая свой поразительный и замечательный новый музыкальный язык.

Эти и другие впечатления сформировали собственный стиль Дебюсси. Два ключевых произведения: «Послеполуденный отдых Фавна», написанный в 1894 году, и опера «Пеллеас и Мелизанда» (1902), явились доказательством его полной зрелости как композитора и открыли новое течение в музыке.

Созвездие талантов

Париж в первые годы ХХ века был пристанищем для художников-кубистов и поэтов-символистов, а Русский балет Дягилева притягивал целое созвездие блестящих композиторов, художников по костюмам, декораторов, танцоров и хореографов. Это танцовщик-хореограф Вацлав Нижинский, знаменитейший русский бас Фёдор Шаляпин, композитор Игорь Стравинский.

В этом мире нашлось место и Дебюсси. Его изумительные симфонические эскизы «Море», его чудеснейшие тетради прелюдий и тетради «Образов» для фортепиано, его песни и романсы – всё это говорит о необычайной оригинальности, отличающей его творчество от других композиторов.

После бурной молодости и первого брака, в 1904 году он женился на певице Эмме Бардак и стал отцом дочери Клод-Эммы (Шушу), которую обожал.

Поворот судьбы

Бесконечно нежный и утончённый музыкальный стиль Дебюсси формировался долгое время. Ему было уже за тридцать, когда он завершил своё первое значительное произведение – прелюд «Послеполуденный отдых фавна», вдохновлённый поэмой своего друга, писателя-символиста Стефана Малларме. Произведение впервые было исполнено в Париже в 1894 году. Во время репетиций Дебюсси постоянно вносил изменения в партитуру, и после первого представления ему, вероятно, оставалось много чего доработать.

Приобретая известность

Несмотря на все сложности и то, что прелюд был исполнен в конце долгой и утомительной программы, публика почувствовала, что она слышит нечто поразительно новое в отношении формы, гармонии и инструментальной краски, и немедленно вызвала исполнить произведение на бис. С того момента имя композитора Дебюсси стало известно каждому.

Непристойный сатир

В 1912 году великий русский импресарио Сергей Дягилев решил показать балет на музыку «Послеполуденного отдыха фавна», хореографом-постановщиком и исполнителем которого стал прославленный Вацлав Нижинский. Эротическое изображение образа фавна, или сатира, вызвало некоторый скандал в обществе. Дебюсси, по природе своей закрытый и скромный человек, был разгневан и смущён происшедшим. Но всё это только добавило славы произведению, поставившему его в авангард композиторов современной музыки, а балет завоевал прочное место в мировом классическом репертуаре.

Читайте также:  Спектральный анализ воды приборы

С началом войны

Интеллектуальная жизнь Парижа пошатнулась с началом Первой мировой войны в 1914 году. К тому времени Дебюсси был уже серьёзно болен раком. Но он всё ещё создавал новую выдающуюся музыку, например фортепианные этюды. Начало войны вызвало у Дебюсси подъём патриотических чувств, в печати он подчёркнуто называл себя «французский музыкант». Он умер в Париже в 1918 году во время обстрела города немцами, всего за несколько месяцев до окончательной победы союзников.

Звуки музыки

Ноктюрн (nocturne), в переводе с французского – ночной.

В XVIII в. – цикл небольших пьес (род сюиты) для ансамбля духовых инструментов или в сочетании их со струнными. Исполнялись вечером, ночью на открытом воздухе (подобно серенаде). Таковы ноктюрны у В. Моцарта, Михаэля Гайдна.

С ХIХ в. – музыкальная пьеса певучего, большей частью, лирического, мечтательного характера, как бы навеянная ночной тишиной, ночными образами. Ноктюрн пишется в медленном или умеренном темпе. Средняя часть иногда контрастирует своим более оживлённым темпом и взволнованным характером. Жанр ноктюрна как пьесы для фортепиано создан Филдом (первые его ноктюрны изданы в 1814 году). Широкое развитие этот жанр получил у Ф. Шопена. Ноктюрн пишут и для других инструментов, а также для ансамбля, оркестра. Ноктюрн встречается и в вокальной музыке.

«Ноктюрны»

Дебюсси закончил три симфонических произведения, в совокупности называемые «Ноктюрны», в самом начале ХХ века. Он заимствовал название у художника Джеймса Макнейла Уистлера, чьим поклонником являлся. Некоторые гравюры и картины художника как раз и назывались «ноктюрнами».

В этой музыке композитор выступил как подлинный импрессионист, который искал особые звуковые средства, приёмы развития, оркестровку для передачи непосредственных ощущений, вызванных созерцанием природы, эмоциональных состояний людей.

Сам композитор в пояснении к сюите «Ноктюрны» писал, что это название имеет чисто «декоративный» смысл: «Речь идёт не о привычной форме ноктюрна, но обо всём том, что это слово содержит, от впечатлений до особых световых ощущений». Дебюсси однажды признал, что естественным толчком к созданию «Ноктюрнов» послужили его собственные впечатления от современного Парижа.

Сюита имеет три части — «Облака», «Празднества», «Сирены». Каждая из частей сюиты имеет свою программу, написанную композитором.

Триптих «Ноктюрны» открывается оркестровой пьесой «Облака». На мысль назвать так своё сочинение композитора навели не только реальные тучи, которые он наблюдал, стоя на одном из парижских мостов, но и альбом Тёрнера, состоящий из семидесяти девяти этюдов облаков. В них художник передал самые разнообразные оттенки облачного неба. Наброски звучали как музыка, переливаясь самыми неожиданными, едва уловимыми сочетаниями красок. Всё это ожило в музыке Клода Дебюсси.

«Облака», — пояснял композитор, — это картина неподвижного неба с медленно и меланхолически проходящими облаками, уплывающими в серой агонии, нежно оттенённой белым светом».

Слушая «Облака» Дебюсси, мы как бы сами оказываемся вознесёнными над рекой и рассматриваем однообразно-унылое пасмурное небо. Но в этом однообразии – масса красок, оттенков, переливов, мгновенных изменений.

Дебюсси хотел отразить в музыке «медленный и торжественный марш облаков по небу». Извилистая тема у деревянных духовых рисует нам прекрасную, но меланхоличную картину, изображающую небо. Альт, флейта, арфа и английский рожок – более глубокий и тёмный по тембру родственник гобоя – все инструменты добавляют свою тембральную окраску к общей картине. Музыка по динамике лишь едва превышает пиано и, в конце концов, полностью растворяется, словно облака исчезают на небосклоне.

«Празднества»

Спокойные звучания первой части сменяются пиршеством красок следующей пьесы «Празднества».

Пьеса строится композитором как сцена, в которой сопоставляются два музыкальных жанра — танец и марш. В предисловии к ней композитор пишет: «Празднества» — это движение, пляшущий ритм атмосферы с взрывами внезапного света, это также эпизод шествия . проходящего сквозь праздник и сливающегося с ним, но фон остаётся все время — это праздник . это смешение музыки со светящейся пылью, составляющее часть общего ритма». Связь живописи и музыки была очевидной.

Яркая картинность литературной программы находит своё отражение в живописности музыки «Празднеств». Слушатели погружаются в мир, полный звуковых контрастов, затейливых гармоний, игры инструментальных тембров оркестра. Мастерство композитора проявляется в его удивительном даре симфонического развития.

Празднества» наполнены ослепительными оркестровыми красками. Яркое ритмическое вступление струнных рисует нам оживлённую картину праздника. В средней части будто слышится приближение парада, сопровождаемое медными и деревянными духовыми, затем звучание уже всего оркестра постепенно нарастает и выливается в кульминацию. Но вот это мгновение исчезает, волнение проходит, и мы слышим только лёгкий шёпот последних звуков мелодии.

В «Празднествах» он изобразил картины народных увеселений в Булонском лесу.

Третья пьеса триптиха «Ноктюрны» — «Сирены», для оркестра с женским хором.

«Это море и его бесчисленные ритмы, — раскрывал программу сам композитор, — затем посреди волн, посеребрённых луной, возникает, рассыпается смехом и затихает таинственное пение Сирен».

Немало поэтических строк посвящено этим мифическим существам – птицам с головами прекрасных девушек. Ещё Гомер описал их в своей бессмертной «Одиссее».

Чарующими голосами сирены заманивали к острову путешественников, и корабли их гибли на прибрежных рифах, и вот мы можем услышать их пение. Поёт женский хор – поёт с закрытыми ртами. Слов нет – одни звуки, будто рождённые игрой волн, парящие в воздухе, исчезающие, едва возникнув, и снова возрождающиеся. Даже не мелодии, а лишь намёк на них, как мазки на полотнах художников-импрессионистов. И в результате эти звуковые блёстки сливаются в красочную гармонию, где нет ничего лишнего, случайного.

Источник

Adblock
detector