6 6б Франция XIX века Реализм Курбе Домье

Творчество Оноре Домье

Революционные события вызвали пристальное внимание передовых художников к явлениям повседневной действительности, к жизни народа, к поэтическому пейзажу родной страны, способствуя как изживанию романтических иллюзий, так и еще более решительному размежеванию прогрессивных и реакционных сил в искусстве.

Домье Республика и чиновники
Республика и чиновники, 1848
Музей Орсэ, Париж
Домье Мария Магдалина
Мария Магдалина, 1840–е
Частное собрание, Париж

Домье. С революцией 1830 года и в еще большей мере с революцией 1848 года было связано творчество Оноре Домье (1808–1879), художника цельного, последовательного в своих убеждениях, непримиримого борца с буржуазными порядками. Его острое, отточенное искусство оказало громадное воздействие на развитие критического реализма, и прежде всего сатирической графики и карикатуры. Но Домье не только разоблачал фальшь и лицемерие, тупое мещанство и взяточничество, всю гнилость существующего буржуазного строя, он дал образ положительного героя – рабочего, сознательного борца за свои классовые интересы.

Художник работал главным образом в сатирической графике и карикатуре, но он оставил замечательные произведения живописи, иногда обращался и к скульптуре, везде находя новые средства и формы для воплощения своих замыслов.

Домье Мельник и его сын
Мельник, его сын и ослик, 1849
Картинная галерея, Глазго
Домье На концерте
На концерте, 1856
Эрмитаж, Санкт-петербург

Домье родился в Марселе в семье ремесленника. Он вырос в Париже, куда переехала его семья и где он сам начал работать рассыльным, а затем продавцом в книжном магазине. Шумная жизнь парижских улиц и торжественное спокойствие залов Лувра, где перед ним представал величественный мир классики, были сильнейшими впечатлениями его юности. Он начал брать уроки рисования, а затем литографии, получившей в это время распространение. С первых же творческих шагов обнаруживаются политические симпатии и резкая оппозиция Домье по отношению к монархическому режиму. В журнале «Карикатюр» художник помещает рисунки, высмеивающие Луи-Филиппа, изображенного то в виде груши (по-французски слово «пуар» означает одновременно и «груша» и «дуралей»), форму которой напоминает голова правителя Франции, то в виде великана Гаргантюа, поглощающего золото. За эти карикатуры Домье, обвиненный в «оскорблении члена королевской фамилии», приговаривается к тюремному заключению. Но ни штрафы, ни тюрьма не сломили французского художника, который продолжал отстаивать республиканские идеи.

Edgar Degas

Домье – блестящий рисовальщик. Его ранние карикатуры, несколько перегруженные деталями, со временем уступают место более обобщенным, лаконичным, заостренным в своей характерности. Домье обращается к созданию сатирического портрета, который исполняет в скульптуре, а затем, обостряя до гротеска черты изображаемого, переводит в литографию. На использовании уничтожающе разоблачающих портретов строит художник Домье одну из самых прославленных литографий – «Законодательное чрево» (1834). Министры и члены парламента сидят амфитеатром, уподобляясь редкостной коллекции чудовищ. Портретное сходство ясно обнаруживается в литографии «Мы все честные люди, обнимемся» (1834), где изображены видные политические деятели Июльской монархии во главе с Луи-Филиппом. И здесь художник разоблачает взаимный обман, надувательство, лицемерие, фальшивую частную и общественную мораль буржуазного общества.

Отбрасывая все второстепенное, акцентируя основное, Домье создает монументальный стиль в литографиях, раскрывающих эпизоды классовой борьбы рабочих, застенки и мрачные сцены убийств. Он сочетает острую зарисовку умершего в тюрьме заключенного и полный сарказма гротеск в изображении его тюремщиков – Луи-Филиппа и министра юстиции. «Этого можно освободить, он больше не опасен»,– гласит подпись под листом, усиливая ноту боли, горечи и гнева. Еще более лаконичен лист «Улица Транснонен» (1834), поразительный по силе обличающий документ, который призывает к отмщению. Изображена зверская расправа с обитателями рабочего квартала, один из эпизодов, завершивших цикл восстаний 1834 года. На полу распростерты трупы убитых во время сна рабочего, его жены, старика и ребенка. Рисунок исполнен трагедийной силы, страстного пафоса, разоблачения, по существу, всей системы капиталистического строя с его звериными приемами уничтожения политических врагов.

Но Домье не только рисует сцены расправы с рабочими. Одним из первых в мировом искусстве он показывает образ сильного пролетария-борца, отстаивающего классовые интересы. Таков рабочий-печатник в литографии «Руки прочь! Свободу печати!» (1834), полный боевой готовности, энергии, при виде которого приходят в смятение монархи и правители. После 1835 года, с усилением цензуры и запрещением политической сатиры, когда журнал «Карикатюр» был закрыт, Домье продолжал сотрудничать в журнале «Шаривари». Он создавал множество полных иронии и занимательности карикатур на бытовые темы, клеймил эгоизм и духовное убожество буржуа, корысть и стяжательство, косность и лицемерие, трусость и тщеславие. Он обличал и высмеивал продажность и взяточничество буржуазного суда, фальшь адвокатов, притворство подзащитных, напыщенность судей (серия «Люди юстиции», 1845). Иногда в сатирические рисунки Домье проникают ноты лиризма, поэтичности в изображении природы. Иногда это иронически данная «поэтичность» общих мест романтического пейзажа, но и тогда еще более оттеняется мещанское убожество, тупость буржуазной морали – серии «Пасторали», «Лучшие дни жизни», «Супружеские нравы». От пластического рисунка, выявляющего объемы, художник переходит к линейной манере, живо набрасывая не только персонажи переднего плана, но и обстановку интерьера или пейзанка, в которой развертывается действие.

В период революции 1848 года Домье вновь обращается к политической карикатуре. Убежденный республиканец, он остается верен своим идеалам и в годы франко-прусской войны и в дни Парижской коммуны. Беспощадные, меткие карикатуры Домье разоблачают милитаристскую политику Наполеона III, предательство Тьера. Непоколебимой была его вера в жизненные силы страны, в стойкость и мужество рабочего класса, представители которого оставались истинными героями его произведений. Политическую карикатуру Домье первый сделал подлинным искусством.
С 1848 года внимание Домье все больше поглощает живопись, героями которой остаются, как и в графике, трудящиеся Франции, мелкие служащие, ремесленники, прачки, рабочие, мужественные участники баррикадных боев. Свои картины Домье редко выставлял на суд публики. Именно в живописи воплощал он чаще всего образы положительные. Эмоционально насыщенная, монументальная, обобщенная живопись Домье всегда выражает характер его творческих исканий, и когда он пишет сцены современной жизни и когда создает композиции на сюжеты бессмертного «Дон-Кихота», образ которого приобретает особую трагичность во времена Второй империи.
Он изображает трудящихся в обычной для них обстановке, на улицах и набережных города, во время работы, переездов или кратких часов отдыха: «Прачка» (Париж, Лувр), «Вагон 3-го класса» (Оттава, Национальная галерея), «Любитель эстампов» (1857 –1860, Париж, Пти Пале). В «Любителе эстампов» художником дан образ поглощенного страстью к искусству героя. Обобщая формы, мощно моделированные светотенью, подмечая характерные движения, Домье добивается эмоциональности изображения, героизированного и в то же время лирического. С глубиной и трогательной нежностью показывает он жизнь трудящихся большого города. Его прачка, поднимающаяся от реки с тюком белья,– женственна и человечна. Сгибаясь под тяжестью ноши, она заботливо поддерживает ребенка. Их фигуры выявлены плотным силуэтом на фоне ярко освещенной набережной Сены. Вдали в воздушной дымке растворяются очертания города.

Свидетель неоднократных революционных выступлений народа, Домье вслед за Делакруа создает пламенный образ восставшей Франции в картине «Семья на баррикаде» (1848–1849, Прага, Национальная галерея), пронизанной пафосом революционного порыва, стремительной динамикой ритма. Художник постоянно использует свет для усиления эмоциональной насыщенности произведения. Сильные, концентрированные лучи как бы выхватывают и озаряют главных действующих лиц. Подчас художник применяет особый прием – помещает персонажи против света, подчеркивая остроту их характерных силуэтов. Он сообщает обыденным жизненным сценам особую значительность. Цельная, тонко сгармонированная красочная гамма насыщается многочисленными оттенками, отсветами. Выразительности образного решения способствует динамичный, широкий, свободный мазок кисти художника. Обращаясь к повседневной жизни современного города, к образам людей труда, Домье своей живописью, так же как и графикой, пролагает новые пути реалистическому искусству.

Источник

Оноре Домье

В октябре 1858 года в газете «Пэн» появилась большая статья, автором которой был Шарль Бодлер. Статья начиналась так: «Я хочу поговорить о художнике, занимающем одно из ведущих мест не только в области карикатуры, но и вообще в современном искусстве, о художнике, который развлекает парижан, день за днем удовлетворяя их потребности в забаве и непрестанно поставляя им пищу для веселья. И скромный обыватель, и делец, и мальчишка, и женщина — все смеются и — о неблагодарные! — проходят мимо, часто и не взглянув на имя автора. По сей день только настоящие ценители искусства сумели понять значительность его творчества и отнеслись к нему с должной серьезностью. Читатель, конечно, уже догадался, что речь идет о Домье».

Оноре Домье родился на юге Франции, в Марселе, в семье потомственного стекольщика. Отец, Жан Батист, с юных лет увлекался литературой и даже опубликовал поэму «Весеннее утро», принесшую автору несколько похвальных отзывов со стороны членов марсельской Академии.

В 1814 г. Домье-старший вместе с женой и сыном переезжает в Париж. Его поэма «Поэтические мечтания», опубликованная в 1823 г., осталась почти незамеченной, зато у Жана Батиста появилось много знакомых, среди них — Александр Ленуар, крупный археолог, хранитель Лувра, сыгравший определенную роль в художественном воспитании будущего художника. Так, Ленуар одобрил первые рисунки Оноре и стал обучать талантливого мальчика рисунку. Многие часы юный Домье проводил в Лувре, где особенно долго задерживался в залах античной скульптуры, Рембрандта и Рубенса. Уже первые острые карикатуры молодого художника обратили на себя внимание.

Мусорщик. 1842

Мусорщик. 1842

С февраля 1832 г. Домье стал постоянным сотрудником журнала «Карикатура», где и появились его первые шедевры: «Законодательное чрево», «Свобода печати», «Попался, Лафайет! Получай, старина!», «Улица Транснонен 15 апреля 1834 года».

Улица Транснонен 15 апреля 1834 года. 1834

Улица Транснонен 15 апреля 1834 года. 1834

Биографы художника рассказывают, что еще в детстве Домье лепил человечков из замазки отца-стекольщика. Уже в Париже Домье начинает создавать раскрашенные глиняные бюсты. Сохранились тридцать шесть бюстов, представляющие сатирические портреты политических деятелей Июльской монархии. Они выполнялись Домье по свежему впечатлению, после возвращения из зала заседаний Палаты депутатов, где он мог присутствовать в ложах для прессы. Как вспоминал один из друзей художника, Домье работал над бюстами в течение нескольких минут, моделируя глину сильными и быстрыми движениями пальцев.

Пигмалион и Галатея. 1842

Пигмалион и Галатея. 1842

Читайте также:  Нормы лабораторного исследования крови анализ крови

Эти скульптуры Домье были близки работам французских романтиков Рюда и Бари динамизмом форм, свободой и умением обобщать, выделяя главное. Позднее эти скульптуры стали подспорьем при создании знаменитых литографий мастера.

Законодательное чрево. 1834

Законодательное чрево. 1834

Так, литография «Законодательное чрево» (1834) является своеобразным итогом работы над сатирическим портретом. Как отмечает Н. Калитина, автор обстоятельного исследования о Домье (1955), «художник создал групповой портрет представителей финансовой аристократии. Он изобразил депутатов во время заседания палаты. Их лица выражают абсолютное безразличие к тому, что происходит. Депутаты беседуют между собой, спят, читают, дремлют. Они бесконечно далеки от интересов народа. Их тучные фигуры вырисовываются друг за другом на скамьях зала заседаний, лица, заплывшие жиром или напоминающие хищных животных, полны самодовольства и надменности».

Нарцисс. 1842

Нарцисс. 1842

А вот как один современник описывает литографию Домье «Улица Транснонен 15 апреля 1834 года»: «На эту литографию страшно смотреть, она поражает так же, как само событие, которое воспроизводит… Этот убитый старик, мертвая женщина, этот покрытый ранами человек, упавший на труп бедного малютки… Это не карикатура, не шарж, это кровавая страница современной истории, страница, созданная живой рукой и продиктованная благородным негодованием. Домье в этом рисунке достиг небывалой высоты. Он сделал картину, которая, будучи лишь черно-белым рисунком на листе бумаги, не стала от этого ни менее значительной, ни менее долговечной. Бойня на улице Транснонен останется несмываемым пятном на ее виновниках. Рисунок, о котором идет речь, — это своевременно высеченная медаль в память о победе, одержанной над дюжиной стариков, женщин и детей…»

В период 1835–1848 гг. художник, вынужденный по цензурным причинам отказаться от политической карикатуры, обращается к социально-бытовой карикатуре и иллюстрации. Появляются одна за другой его замечательные серии: «Современные филантропы», «Парламентские сцены», «День холостяка», «Супружеские нравы», «Пасторали» и многие другие, которые еще современники сравнивали с бальзаковской «Человеческой комедией», — настолько ярко, выпукло и правдиво изображены люди всех профессий тогдашнего французского общества.

К середине 1830-х годов относятся первые живописные произведения Домье. Некоторые исследователи считают, что развитие Домье-живописца шло, несомненно, под значительным влиянием его графики. Первые живописные работы художника напоминают по своему построению литографии. Цвет не играет активной роли в воплощении замысла. Это особенно заметно в его картине «Два адвоката», выполненной параллельно с серией литографий «Служители правосудия».

«Домье обладал изумительной, почти божественной памятью, которая заменяла ему модель», — писал Бодлер.

«Рисование по памяти, возможное благодаря врожденному мастерству, передача характера жестом, подчинение действительности творческой страсти, разделение пластической формы в цвете и тени, журнально-карикатурное происхождение новой живописной формы, постоянные переходы от комического к возвышенному, что соответствовало созданию новых духовных ценностей, душевная крепость человека из народа и непосредственность порывов, вера в моральную ценность человеческого достоинства и свободы — вот грани призмы, которая носит имя Домье», — писал Лионелло Вентури в своей замечательной книге очерков «Художники нового времени», недавно после долгого перерыва вновь изданной у нас.

В мастерской Домье всегда было множество набросков, но это были не этюды, а в большинстве своем варианты, поиски композиции. Как отмечают исследователи, до конца 1850-х гг. Домье любил, сопоставляя освещенные и затененные поверхности, подчеркивать контуры фигур и выделять их силуэты на светлом фоне. В 1860-е гг. его манера письма становится более темпераментной. Светлые и темные извилистые мазки, соединяясь и расходясь, лепят форму, подчеркивают движение, экспрессию. Домье то жидко накладывает краску на холст, то пишет очень пастозно.

Художник любил темную, несколько приглушенную цветовую гамму: глубокие коричневые, черные, темно-серые, красновато-коричневые тона. Часто он добавлял к этим тонам несколько пятен зеленого, синего, красновато-оранжевого. Свободными мазками он наносил контуры фигуры, подчеркивал объемность, а затем уже начинал работать в цвете.

Понимание рисунка как способа передачи цвета и является методом Домье. Это чутко уловил Бодлер, когда говорил, что «в его карандаше живет не только черный тон, пригодный для контуров, он позволяет угадывать краску, так же как и мысль художника… Все художники, обладающие тонким пониманием искусства, почувствовали это в его работах».

Это своеобразный синтез света и тени, идущий от Рембрандта, которого Домье глубоко изучил.

В живописи Домье можно выделить гротесково-сатирическую, лирическую, героическую, эпическую линии. Недаром современные исследователи творчества Домье сравнивают его с Рубенсом, Рембрандтом, Делакруа, Констеблем, Гойей, Йордансом.

Представление. Ок. 1860-х

Представление. Ок. 1860-х

«Надо быть человеком своего времени», — любил повторять Домье. И он доказывал это своими живописными полотнами. Так, после июньской расправы над участниками революции 1848 года, когда было произведено двадцать пять тысяч арестов, множество людей отправлено в ссылку, когда тысячи рабочих, спасаясь от расправы, бежали из Франции, Домье создал несколько картин, изображающих эмигрантов.

В одной из них представлена толпа быстро движущихся по пустынной местности людей. Диагональное построение композиции, контрастное освещение, насыщенный колорит с резкими вспышками синих, красных, белых пятен вносят в картину ощущение тревоги и драматизма.

Художники перед Нотр-Дам. 1860-е

Художники перед Нотр-Дам. 1860-е

Видное место в творчестве Домье занимает тема театра. Художника привлекал театр, его интересовали контрасты театрального света, таинственного и поэтического, меняющего и искажающего привычный облик людей и предметов.

Выход из школы. Ок. 1853–1855

Выход из школы. Ок. 1853–1855

В картине «Мелодрама» зрители кажутся массой, слитой в полутьме, их жесты становятся как бы общим жестом толпы, объединенной единым порывом. Великолепно передано пространство зрительного зала. Лаконично изображены герои, застывшие в напряженно-драматической позе.

Собиратели гравюр. Ок. 1878

Собиратели гравюр. Ок. 1878

Художник мастерски пользуется валёрами. Здесь только два цвета: коричневый и белый. Но между ними столько оттенков коричневого разной цветовой силы, что появляется ощущение многоцветности.

Любопытные перед витриной торговца картинами. 1850-е

Любопытные перед витриной торговца картинами. 1850-е

Большую роль в картинах Домье играют поза и жест человека, позволяющие создать характерный образ. У Домье есть ряд произведений, посвященных художнику-творцу и любителям искусства: «Художник», «Советы начинающему художнику», «Любитель эстампов».

Коллекционер гравюр. Ок. 1860

Коллекционер гравюр. Ок. 1860

Он изображает художника в момент творчества и ценителей прекрасного, любующихся произведениями искусства. Контрастное, но гармоничное освещение и сдержанный, спокойный колорит, присущие этим работам, сообщают изображенному ощущение удивительной гармонии. Свет объединяет все в единую среду, световая озаренность становится здесь адекватной духовному озарению, охватившему людей искусства. Мастер пользуется спокойными теплыми тонами, применяет рыжую, коричневую, зеленую эмаль, на фоне которой выступают желтый и голубой тона.

Художник у мольберта. Ок. 1868

Художник у мольберта. Ок. 1868

Известный французский архитектор и реставратор архитектуры XIX века Э. Виолле-ле-Дюк писал: «Домье — народный художник. Он умел разглядеть в этом мире народа, жизнь которого протекает в полутьме, если не во тьме, все живое, думающее, человечное, а следовательно, и великое для нас, прочих людей. Это не приниженные люди, не сброд, не хвастуны, не пошляки… Это люди — я не нахожу слов, чтобы лучше пояснить мою мысль».

Слова видного архитектора можно отнести к знаменитой картине «Вагон третьего класса» (1863).

Вагон третьего класса. 1862

Вагон третьего класса. 1862

Все здесь крепко, просто, значительно. Мастер обладал редкой способностью с помощью нескольких фигур создавать впечатление множества людей. Давая формы предельно укрупненно и обобщенно, монументализируя их, метко схватывая типаж, скупо используя цвет, художник создает обобщенный образ народа Франции. Это одно из самых совершенных и значительных произведений французского мастера.

Семья на баррикаде. 1848–1849

Семья на баррикаде. 1848–1849

Персональная экспозиция Домье на Всемирной выставке 1882 года привлекла к нему всеобщее внимание. Так, именно в это время Ван Гог пишет в одном из писем брату: «Люди, подобные Домье, заслуживают самого глубокого уважения, ибо они — открыватели новых путей».

Сцена из комедии (Мольера?), или Скапен. Ок. 1860-х

Сцена из комедии (Мольера?), или Скапен. Ок. 1860-х

А еще раньше, в 1865 году, Шарль Бодлер создает проникновенные стихи «Подпись к портрету Оноре Домье»:

Художник мудрый пред тобой,
Сатир пронзительных создатель.
Он учит каждого, читатель,
Смеяться над самим собой.

Его насмешка не проста.
Он с прозорливостью великой
Бичует Зло со всею кликой,
И в этом сердца красота.

………………………………..

И смех его лучист, сердечен,
И добр, и весел, и широк.

Источник



Оноре Домье (1808 — 1879)

Жизнь Домье пришлась на одну из самых бурных страниц истории Франции: в трех революциях — 1830, 1848 и 1870 года — нация отстаивала свое право на Свободу, Равенство и Братство.

В остроумных карикатурах Домье бесстрашно обнажал подлость, продажность, алчность людей, правящих страной и обирающих свой народ. Эти литографии, тысячами расходившиеся по Франции прославили имя художника при жизни.

Но была другая область творчества, которой мастер посвящал свободное время — живопись. Однако лишь после посмертных выставок Домье был признан выдающимся живописцем.

Обращение к живописи не случайно — даже в графике оттенки темного и светлого создавали у Домье ощущение цвета. «Его рисунок по самой природе красочен. Его литографии и гравюры на дереве вызывают представление о цвете» (Бодлер).

Если в карикатурах художник обличал зло — короли, министры, главные прокуроры представали в образе отвратительных монстров, предателей, убийц, то в живописи раскрывалась иная сторона личности мастера — человечность, дар любви и сострадания. Искусство Домье возвышалось до отражения морального облика нации в его многогранности.

В картинах он изображал свой любимый Париж, его скромных обитателей, которые ходят по улицам пешком, а не ездят в каретах, в театре теснятся на галерке, в поездах заполняют вагоны третьего класса. Они купаются в Сене прямо с набережных и тут же полощут белье, толпятся у витрин или сбегаются поглазеть на бродячих комедиантов. Но, если их заденут за живое, если власти слишком нагло начинают давить на их права, они, не задумываясь, начинают строить баррикады.

Яркий луч света освещает толпу людей, ринувшихся вслед за вожаком; композиция подобна стреле, пронзающей мрак («Восстание», ок. 1848, Прага, Национальная галерея). По цвету это одна из самых ярких картин Домье, построенная на сочетании звучных пятен красного, желтого, черного. Художник не уточняет время и место действия — лица, костюмы обобщены, ему важно передать дух, восстания, его стремительность, несокрушимость. Борьбе парижан посвящена «Семья на баррикадах» (ок. 1860-х, Прага, Национальная галерея); убежденный республиканец Домье участвовал в конкурсе 1848 года на тему «Республика», которую он представляет в виде могучей фигуры Матери всей нации, заботящейся о своих детях (Париж, Музей Орсэ).

Читайте также:  Клиника здорового позвоночника Здравствуй

Сильная сторона таланта Домье — умение видеть и наблюдать. «У него чудесная, просто божественная память; она служит ему моделью» (Бодлер). Известно, что Домье действительно не работал с натуры, запоминая все, что его интересовало.

Он — городской человек, умеющий мастерски передавать движение толпы, ее настроение. Тема картины «У продавца эстампов» (ок. 1862, Чикаго, частное собрание) — любопытство; переданы все его степени: от всепоглощающего, жадного, до простой заинтересованности. Мастер в совершенстве владеет жестом, позой, увиденными в жизни, и с их помощью передает характер персонажа, различные оттенки чувств. В «Бесплатном спектакле» (1840-е, частное собрание) зрители галерки захвачены зрелищем, но каждый реагирует по-своему: от вдохновенного волнения до спокойного созерцания.

Особенность живописи Домье в ее эмоциональности. Он тонкий и проницательный наблюдатель, его картины насыщены чувством — в этом он близок романтизму. Но в то же время он один из мастеров реалистической школы середины XIX века.

В «Вагоне 3-го класса» (1863—1865, Нью-Йорк, Музей Метрополитен) Домье предстает как бы одним из пассажиров. Он всматривается в лица, воспринимая бытие каждого человека как особый мир, и пытается понять его. Поэтому так выразительно лицо старой женщины на переднем плане, ушедшей в воспоминания; задумчиво смотрит молодая мать на спящее у нее на руках дитя и т. д.

Ряд картин посвящен бродячим комедиантам (1860-е); в них запечатлена усталость, покорность судьбе людей, жизнь которых зависит от того, соберется ли народ на представление, хватит ли собранных денег на еду и кров. И так день за днем. Персонажи народного театра предстают в полотне «Криспен и Скапен» (ок. 1858—1860, Париж, Музей Орсэ), одном из самых совершенных по живописи творений мастера.

Иногда взгляд художника останавливается на отдельном человеке, отдельной судьбе. В людях, тяжелым трудом зарабатывающих свой хлеб, Домье подчеркивает чувство спокойного достоинства. Таков цикл «Прачки» (1850—1860). Домье жил на набережной острова Сен-Луи и каждый день мог наблюдать женщин с тяжелыми узлами мокрого белья, поднимающихся на набережную. Одна из них, крепкая, сильная, терпеливо и заботливо помогает малышу преодолевать крутые ступени лестницы (ок. 1863, Париж, Музей Орсэ). Объемы и формы даны крупными монолитными массами, придавая образу монументальность, недаром Бальзак сказал о Домье: «В этом молодце сидит Микеланджело». При кажущейся простоте композиция строго продумана. Линия контура мягко обтекает формы, объединяя обе фигуры в единое целое. Лица почти не видны, но художнику удается в склоненной голове, в каждом жесте матери передать чувства любви и нежности, связывающие большого и маленького человека. Их близость особенно ощутима при взгляде на безликий городской пейзаж второго плана. Силуэту женской фигуры вторят очертания зданий, придавая картине цельность, классическую ясность и согласованность ритмов.

Начиная с 1870-х годов Домье начинает слепнуть, заказов становится меньше, материальное положение ухудшается, и «тачку толкать все тяжелее» признается художник. А тут еще хозяин домика, который он арендует в Вальмондуа, грозит выселить его за неуплату. Неожиданно Домье узнает, что он является владельцем собственного дома. Это Коро, его друг, приобрел для него жилище: «Мне так надоел твой хозяин, что я решил избавить тебя от него». — «Ты единственный, — ответил Домье, — от кого я могу принять это, не чувствуя унижения».

Последние годы жизни мастера отданы в основном, живописи, которая приобретает более глубокий философский смысл. В течение многих лет художника влечет тема «Рыцаря печального образа». Целая серия картин посвящена Дон Кихоту и Санчо Пансе.

Картины исполнены в очень экспрессивной манере, стремительные мазки и линии образуют странные, нервные по ритму арабески, усиливая чувства одиночества, тревоги, очевидно, одолевавшие самого старого мастера. Особенно трагична одна из последних композиций, изображающая одинокого Дон Кихота среди мрачной пустыни под темным небом (1868—1870, Мюнхен, Новая пинакотека). Рыцарь печального образа по-прежнему крепко держит в руках свое боевое копье, но верный Росинант уже превратился почти в скелет, вызывая в воображении образ смерти.

Цикл, посвященный героям романа Сервантеса, — это не иллюстрация общеизвестных сюжетов, а философские раздумья о жизни, о роли художника. Возможно, Домье не раз приходила в голову мысль: надо быть Дон Кихотом, чтобы верить в то, что средствами искусства можно победить силы зла, а ведь именно этим занимался он всю жизнь.

Источник

6. 6б. Франция XIX века. Реализм. Курбе, Домье

Критический реализм как новое мощное художественное течение активно утверждает себя и в живописи жанровой.

Становление реализма в живописи связано с именем Гюстава Курбе (1819—1877). Телекомпания «Гала» Как справедливо писал известный итальянский искусствовед Лионелло Вентури: «ни один художник не вызывал такой ненависти мещан к себе, как Курбе, но и ни один не оказал такого влияния на живопись XIX века, как он». Некоторые до сих пор наывают его искусство «шокирующий реализм».

Реализм, как его понимал Курбе, является элементом романтизма и был сформулирован еще до Курбе: правдивое изображение современности, того, что видит художник.

Он родился в Орнане, городке с населением около трёх тысяч человек, расположенным в 25 км от Безансона, около швейцарской границы. Его отец владел виноградниками около Орнана. Больше всего наблюдал и лучше всего знал Курбе обитателей своего родного Орнана, деревень его местности Франш-Конте, поэтому именно жители этих мест, сцены из их жизни и послужили для Курбе теми «портретами своего времени», которые он создал. Простые жанровые сцены он умел трактовать как возвышенно-исторические, и незатейливая провинциальная жизнь получила под его кистью героическую окраску.

Курбе в 1840 году перебирается в Париж, чтобы «завоевать его». Он много работает самостоятельно, копирует старых мастеров в Лувре и овладевает ремеслом живописи. Он пишет заказные портреты. Говоря о том временив своих воспоминаниях, он шутил, что живопись очень тяжёлое занятие: женщинам не нравится тени на лице, а мужчины позируют только в парадных костюмах, — легче просто колесо крутить.

В Салоне 1842 года он дебютирует «Автопортретом с черной собакой.1841». В 1846 году пишет «Отчаяние. (Автопортрет), 1845», в котором он изображает себя на красном фоне, в белой с серо-зелеными тенями рубашке. Красноватое лицо с каким-то оливковыми тенями обрамляют черные волосы и борода. Живопись широкая, свободная, насыщенная светотеневыми контрастами.

Революция 1848 года сближает Курбе с Бодлером, издававшим журнал «Благо народа» и с некоторыми будущими участниками Парижской коммуны. Художник обращается к темам труда и нищеты. В его картине «Дробильщики камней.1849—1850» нет социальной остроты, никакого протеста мы не читаем ни в фигуре старика, вся поза которого как будто выражает смирение перед судьбой, ни молодого парня, согнутого под тяжестью ноши, но есть несомненно сочувствие к доле изображенных, простая человеческая симпатия. Само обращение к подобной теме было задачей социального плана.

После разгрома революции 1848 года Курбе уезжает в родные места, в Орнан, где создает ряд прекрасных живописных полотен, навеянных простыми сценами провинциального быта. Самое знаменитое творение Курбе — «Похороны в Орнане.1849» завершает поиски художником монументальной картины на современный сюжет. Курбе изобразил в этой большой (6 кв. метра картине: 3,5м на 6,5м холста, 47 фигур в натуральную величину) композиции погребение, на котором присутствует орнанское общество во главе с мэром. Умение передать типическое через индивидуальное, создать целую галерею провинциальных характеров на материале сугубо конкретном — на портретных изображениях родственников, жителей Орнана, огромный живописный темперамент, колористическая гармония, свойственная Курбе неудержимая энергия, мощный пластический ритм ставят «Похороны в Орнане» в ряд с лучшими произведениями классического европейского искусства.

Но контраст торжественной церемонии и ничтожества людских страстей даже перед лицом смерти вызвал целую бурю негодования публики, когда картина была выставлена в Салоне 1851 года. В ней видели клевету на французское провинциальное общество и с тех пор Курбе стал систематически отвергаться официальными жюри Салонов.

Курбе обвиняли в «прославлении безобразного». На одном из салонов, когда Наполеон III лично смотрел отвергнутые жюри картины, возмутился безобразными с его точки зрения размерами изображённой обнажённой натуры, щёлкнул по холсту хлыстом. Курбе, который любил всё крупное от лошадей першеронской породы до полнотелых женщин, когда узнал об этом очень пожалел о том, что будь холст по тоньше, можно было бы выставить Наполеону III счёт за порванный холст.

Для Курбе пластическая форма воплощается в объеме, и объем вещей для него важнее их силуэта. В этом Курбе приближается к Сезанну. Он редко строит свои картины в глубину, его фигуры как бы выступают из картины. Форма Курбе не опирается ни на перспективу, на геометрию, она определяется прежде всего колоритом и светом, которые лепят объем. Главным средством выражения Курбе был цвет. Его гамма очень строга, почти монохромна, построена на богатстве полутонов.

Художник достигает прозрачности света в полутонах не так, как обычно это делали лессировками, а при помощи наложения плотного слоя краски одна рядом с другой в определенной последовательности (почти как это делали потом импрессионисты). Каждый тон приобретает свой свет, их синтез сообщает поэтичность любому изображенному Курбе предмету.

В 1855 году, когда Курбе не был принят на международную выставку, он открыл свою экспозицию в деревянном бараке, названном им «Павильоном реализма», и предпослал ей каталог, в котором изложил свои принципы реализма.

«Быть в состоянии передать нравы, идеи, облик моей эпохи, согласно моей собственной оценке, быть не только живописцем, но также и человеком, одним словом, создавать живое искусство —такова моя цель», — провозглашает художник.

Читайте также:  Анализы оак соэ лейкоформула

Декларация Курбе к выставке 1855 года вошла в искусство как программа реализма. Примеру Курбе позже последовал Эдуард Мане, открыв свою персональную выставку на Всемирной выставке 1867 года.

Несколько лет спустя, как и Домье, Курбе отвергает орден Почетного легиона, которым Наполеон III желает привлечь художника. Курбе создает в эти годы несколько открыто программных произведений, посвященных проблеме места художника в обществе.

В дни Парижской коммуны Курбе становится ее членом, и его судьба переплетается с ее судьбой. Он был комиссаром по культуре, и как символ тирании была разрушена Вандомская колонна в Париже, отлитая из австрийских и русских пушек, со статуей Наполеона I на самом верху (позже она восстановлена). Курбе был против разрушения, он призывал перенести колонну на пустырь. Разгорячённая толпа повалила колонну и сбросила статую в Сену.

Курбе арестовали, судили и назначили штраф на восстановление колонны 10000 франков каждый год. К счастью он сумел скрыться за границей. Последние годы он живет в изгнании, в Швейцарии, где и умирает в 1877 году.

В этот период жизни он пишет ряд прекрасных по своей пластической выразительности вещей: охоты, пейзажи и натюрморты, в которых, как и в сюжетной картине, ищет монументально-синтетическую форму. Он уделяет огромное внимание передаче реального ощущения пространства, проблеме освещения.

Реалистическая живопись Курбе во многом определила дальнейшие этапы развития европейского искусства. Курбе настолько реально изображал действительность, что через 150 лет опубликованную фотографию его картины будут считать за порнографию. Во Франции в этом году будет слушаться дело против Facebook. Пользователь, страница которого была удалена после публикации картины Гюстава Курбе «Происхождение мира», требует от социальной сети восстановить аккаунт и 20 тысяч евро. Аккаунт 57-летнего учителя из Парижа был заблокирован пять лет назад после того, как он разместил в 2011 году фотографию картины французского живописца Гюстава Курбе, которая была написана в 1866 году.

Все исторические события, происходившие во Франции, начиная с революции 1830 года и кончая франко-прусской войной и Парижской коммуной 1871 года, нашли самое яркое отражение в графике одного из крупнейших французских художников Оноре Домье (1808—1879).

Семья бедного марсельского стекольщика, ощущавшего себя поэтом, испытала все невзгоды бедности, особенно после переезда в 1816 году из Марселя в Париж. Домье не получил систематического художественного образования, лишь урывками посещал частную академию.

Его автопортрет «Художник за мольбертом» изображает себя, с присущим ему гротеском. Но его подлинным учителем явилась живопись старых мастеров, особенно XVII века, и античная скульптура, которые он имел возможность изучать в Лувре, а также творчество современных ему художников романтического направления. В конце 20-х годов Домье стал заниматься литографией и приобрел известность среди издателей гравюр.

Славу Домье принесла литография «Гаргантюа.1831», которая являлась карикатурой на Луи Филиппа, изображенного заглатывающим золото и «отдающим» взамен ордена и чины. Предназначенная для журнала «Карикатюр», она не была в нем напечатана, а выставлена в витрине фирмы Обер, около которой собирались толпы народа, оппозиционно настроенные к режиму Июльской монархии. Домье в итоге был приговорен к 6 месяцам заключения и 500 франкам штрафа.

Уже в этом графическом листе Домье-график, тяготеет к монументальной, объемно-пластической форме, прибегает к деформации в поисках наибольшей выразительности изображаемого лица или предмета. Те же приемы видны в его серии скульптурных бюстов политических деятелей, исполненных в раскрашенной терракоте и являющихся как бы подготовительным этапом для литографического портрета, которым Домье занимается в этот период более всего.

Он осмысливает каждодневные события политической борьбы сатирически, умело пользуясь языком иносказаний и метафор. Так возникает карикатура на заседание депутатов парламента Июльской монархии «Законодательное чрево», сборище немощных стариков, равнодушных ко всему, кроме своего честолюбия, тупо самодовольных и чванливых.

Трагедия и гротеск, патетика и проза сталкиваются на листах произведений Домье, когда ему нужно показать, например, что палата депутатов — всего лишь ярмарочное представление. Но нередко Домье становится поистине трагичен, и тогда он не прибегает ни к сатире, ни тем более к гротеску, как в знаменитой литографии «Улица Транснойен.1834». В разгромленной комнате, среди измятых простынь представлена фигура убитого мужчины, придавившего своим телом ребенка; справа от него видна голова мертвого старика, на заднем плане — распростертое тело женщины. Так предельно лаконично передана сцена расправы правительственных солдат с жителями дома в одном из рабочих кварталов во время революционных волнений 15 апреля 1834 года. Частное событие под рукой Домье приобрело силу исторической трагедии.

Не литературным пересказом, а исключительно средствами изобразительными, с помощью умелой композиции достигает Домье высокого трагизма созданной им сцены. Умение единичное событие представить в обобщенном художественном образе, кажущуюся случайность поставить на службу монументальности — черты, присущие и Домье-живописцу.
Когда в 1835 году журнал «Карикатюр» перестал существовать и всякое выступление против короля и правительства было запрещено, Домье работает над карикатурами быта и нравов в журнале «Шаривари». Часть работ составляет серию «Карикатюрана» (1836—1838).

В ней художник борется против мещанства, тупости, вульгарности буржуазии, против всего буржуазного миропорядка. «У этого молодца под кожей мускулы Микеланджело», говорил Бальзак о Домье.

В карикатуре «Виктор Гюго.1849» мы видим, что его язык сух и грубоват, но представляемые им типы полны жизни, поразительной правды. Но везде Домье выступает не только страстным борцом против пошлости, ханжества, лицемерия, но и тонким психологом.

В революцию 1848 года Домье снова обращается к политической сатире. Он клеймит трусость и продажность буржуазии. Он исполняет живописный эскиз памятника Республике. В период Второй империи работа в журнале уже тяготит Домье. Он все более увлекается живописью. Но только в 1878 году друзьями и почитателями впервые была устроена выставка его живописных произведений, чтобы собрать средства для лишенного всякого материального обеспечения художника.

Предметом изображения становится мир простых людей: прачек, водоносов, кузнецов, бедных горожан, городской толпы. Фрагментарность композиции — излюбленный прием Домье — позволяет ощущать изображенное в картине как часть действия, происходящего за ее пределами, как это мы видим в картинах «Восстание.1848» и «Семья на баррикаде.1848—1849».

В живописи Домье не прибегает к сатире. Динамичность, переданная точно найденным жестом и поворотом фигуры, и силуэтное ее построение — средства, которыми художник создает монументальность образа. Домье был первым, чьи живописные произведения на современные темы зазвучали как произведения монументальные — по своей значительности и выразительности формы.

Вместе с тем в обобщенных образах Домье сохранялась большая жизненность, ибо он умел схватить самое характерное: жест, движение, позу.

Во время франко-прусской войны Домье выпускает литографии, впоследствии вошедшие в альбом под названием «Осада». Серию литографий завершает лист, на котором изображено сломанное дерево на фоне грозового неба. Оно изуродовано, но корни его сидят глубоко в земле, а на единственной уцелевшей ветке появляются свежие побеги. И надпись: «Бедная Франция. Ствол сломлен, но корни еще крепки».

Это произведение, в которое Домье вложил всю любовь и веру в непобедимость своего народа, является как бы духовным завещанием художника. Он умер в 1879 году совершенно ослепшим, одиноким, в полном забвении и бедности.
Искусствовед Лионелло Вентури, комментируя слова академического мэтра Кутюра, в мастерской которого начинал учиться молодой Мане: «Вы никогда не будете ничем, кроме Домье вашего времени», — сказал, что этими словами Кутюр, не желая того, предсказал путь Мане к славе.

Действительно, немало великих художников: и Сезанн, и Дега, и Ван Гог — вдохновлялись Домье, уже не говоря о графиках, которые почти все без исключения испытали на себе воздействие его таланта.

Уже в начале XIX века сущность цвета вызывала всеобщий интерес. Рунге опубликовал свою теорию цвета в 1810 году. Главный труд Гете по цвету был обнародован также в 1810 году. В 1816 году Шопенгауэр опубликовал свой трактат «О видении и цветах». Директор парижской фабрики «Гобелен» химик М.Э.Шеврейль опубликовал в 1839 году свой труд «О законе симультанного контраста цветов и о выборе окрашенных предметов». Этот труд послужил научным основанием импрессионистической и неоимпрессионистической живописи.

Предыстория импрессионизма берет начало в борьбе романтиков с академистами, в антагонизме Энгра и Делакруа, в исканиях барбизонцев, в реалистических полотнах Курбе и в графике Домье.

Источник

«На концерте», Оноре Домье — описание картины

На концерте — Оноре Домье. 1856
Кроме острых злободневных карикатур, Домье создавал и более спокойные сюжеты. Художнику-графику очень нравилось наблюдать за окружающим миром, за людьми в различной обстановке – на улице, в вагоне, в театре. Одна из интереснейших работ Домье – картина «На концерте», написанная маслом, но в знакомой «карикатурной» технике автора. Всё та же быстрая и энергичная манера письма, чёткая линия, внимание к деталям. Словно цветная литография, отражающая точные образы и психологические состояния зрителей, предстаёт перед нами это произведение талантливого и наблюдательного Домье.

Перед нами зрительный зал. На стульях сидит публика, внимательно взирающая на то, что происходит на сцене. Автор намеренно не показывает нам выступление, нет подсказок о том, что это за концерт и в названии работы. Но ведь не это важно Домье – художник хочет показать нам то, что обычно скрыто полутьмой зрительного зала. Люди, честно и эмоционально реагирующие на представление, вызывают у автора куда больший интерес, чем само действо.

Несмотря на довольно большое количество людей, можно заметить, как точно автор проработал образ каждого. Кто-то благодушно улыбается, кто-то одобрительно смотрит, кто-то просто удивлён, но все присутствующие в едином порыве отклонились на своих стульях – наверняка, это вызвано каким-то действием на сцене.

Работы Домье, отражающее его повседневные наблюдения, не менее интересны, чем его политические литографии. Домье выступает здесь как тонкий психолог и очень внимательный наблюдатель, ну и, разумеется, талантливый рассказчик. Домье не только подмечал, но и умел мастерски передать всё замеченное на полотне или дереве.

Источник

Adblock
detector